пятница, 30 сентября 2016 г.

«Алмазная скала» (La Rocher du Diamant)

«Алмазная скала» (La Rocher du Diamant) – необитаемый базальтовый остров шириной 300 метров и высотой 175 метров (общая площадь 4,5 гектара), расположенный в Канале Святой Люсии (Canal de Sainte-Lucie) в Карибском море (Caraibes) к юго-западу от Мартиники (Martinique). Здесь 31 мая – 2 июня 1805 года произошло сражение между франко-испанским морским эскадроном капитана 1-го ранга Косма-Кержулена (Julien-Marie Cosmao-Kerjulien) (1761-1825) (линейные корабли «Pluton» и «Berwick», фрегат «Sirеne», корвет, шхуна и 11 канонерских лодок: всего 245 орудий и 400 моряков) и британским гарнизоном острова под командой лейтенанта Джеймса Мориса (James Wilkes Maurice) (1775-1857) (107 штыков и артиллерийская батарея). В 1794 году остров Мартиника был оккупирован англичанами, которые вынуждены были возвратить его Франции по условиям Амьенского мирного договора (Paix d,Amiens) 1802 года, в сентябре того же года на остров прибыл новый капитан-генерал, вице-адмирал Вилларе де Жуайез (Louis-Thomas Villaret de Joyeuse) (1750-1812), нашедший колонию в плачевном состоянии – милиция состояла из 2 900 человек (1 700 белых и 1 200 мулатов), не имела необходимых запасов и вооружения, вследствие чего не могла обеспечить оборону острова от англичан после возобновления боевых действий в июне 1803 года. Между тем, торговые конвои из Атлантики (Atlantique), следовавшие в Форт-де-Франс (Fort de France) на юге острова, проходили исключительно по каналу Святой Люсии между «Алмазной скалой» и «Алмазным посёлком» (Bourg du Diamant) на Мартинике (расстояние около трёх километров), что натолкнуло британского коммодора Самуэля Худа (Sir Samuel Hood) (1762-1814) на мысль установить на севере необитаемой скалы гарнизон. С этой целью на остров был отправлен лейтенант Джеймс Морис, который под видом рыбака исследовал береговую линию и определил место для высадки. 7 января 1804 года 74-пушечный линейный корабль «Centaur» под командой капитана Максвелла (Sir Murray Maxwell) (1775-1831) доставил на «Алмазную скалу» британский отряд – на остров высадились сапёры, солдаты, кузнецы и каменщики, снабжённые всем необходимым (пушки, ружья, боеприпасы, порох, кирпичи, древесина, гамаки, питьевая вода и продовольствие). В течение следующих недель была построена 12 000-литровая цистерна для сбора воды и четыре артиллерийские батареи: батарея Королевы (Batterie de La Reine) на севере, батарея Кентавр (Batterie Centaur) на северо-востоке, батарея Худа (Batterie Hood) в гроте и четвёртая батарея на вершине скалы (шхуна «Galatea» с острова Святой Люсии (Ile de Sainte-Lucie) регулярно снабжала гарнизон продовольствием и питьевой водой). В обязанности лейтенанта Мориса входил контроль за всеми торговыми судами, следующими в Форт-де-Франс, для чего в его распоряжении находились две вооружённые шлюпки. Спустя 15 месяцев, когда стало ясно, что действия англичан парализуют коммуникации между частями колонии и наносят ощутимый вред торговле, адмирал Вилларе де Жуайез принял решение освободить «Алмазную скалу» от их присутствия - 29 мая 1805 года командующий объединённым франко-испанским флотом адмирал Вильнёв (Pierre-Charles-Jacques-Baptiste de Willeneuve) (1763-1806) отделил от своей эскадры отряд капитана Косма-Кержулена, который утром 31 мая прибыл к острову и открыл по британским батареям и магазинам интенсивный артиллерийский огонь, длившийся до 2 июня, когда на скалу высадились под командой адьютанта генерал-капитана шефа батальона Буае (Boyer) французские гренадёры, блокировавшие в гротах оставшихся без пушек и питьевой воды англичан. В тот же день лейтенант Морис и 105 его людей (двое погибли при бомбардировке) сдались на капитуляцию, потери французов составили 50 человек убитыми и ранеными (по французской традиции великодушия и в знак отличия большого мужества лейтенанту Морису и его офицерам были возвращены шпаги). Из рапорта адмирала Вильнёва министру Флота и колоний (Ministre de la Marine et des Colonies) вице-адмиралу Декре (Denis Decres) (1761-1820) от 4 июня 1805 года: «11 прериаля XIII-го года (31 мая 1805 года) корабли встали по ветру у «Алмазной скалы». Их огонь вскоре подавил батареи, установленные врагом, а канонерские лодки с десантом на борту двинулись к единственной точке, доступной для высадки. Здесь им пришлось выдержать яростный мушкетный огонь, в то время как карронады, установленные на вершине скалы, обрушились огнём на наши корабли. Ничто не может сравниться со свидетельствами мужества, проявленными в этом случае и я обязан отдать должное нашим доблестным союзникам, ибо первое судно, достигшее берега было испанским катером. Высадившиеся войска гнали неприятеля с камня на камень и из пещеры в пещеру, в течение двух дней заняли нижнюю часть скалы и, наконец, в полдень 13 прериаля (2 июня) моряки достигли вершины скалы, откуда спустили верёвочную лестницу, по которой поднялись гренадёры, взявшие главную пещеру. В этом деле мы потеряли около 15 убитых и раненых матросов и столько же солдат. Канонерская лодка «Montblanc» была потоплена противником. Среди погибших мичманы Арена (Arena) и Белланже (Bellanger), среди раненых первый лейтенант испанского флагмана «Bucentaure» Дандиньон (Dandignon), получивший пулю в колено, а также аспирант Галлуа (Gallois), раненый пулей в руку. Это дело, прекрасное ратными трудностями, принесло почёт всем его участникам – капитан Косма-Кержулен, руководивший атакой с моря; командир «Berwick» капитан Камас (Camas); командир фрегата «Sirеne» Шабер (Chabert); командир корвета «Furet» Демэ (Demay); лейтенант Фурнье (Fournier), возглавивший канонерские лодки после ранения Дандиньона и другие. Наконец, все эти офицеры дают самую высокую оценку мужеству моряков и солдат, находившихся под их командой. Я должен также упомянуть лейтенанта Макета (Macquet), много способствовавшего успеху экспедиции». 6 июня 1805 года пленные англичане были репатриированы в Барбадос (Barbados) - лейтенант Морис предстал перед Военным судом (Court-martial), был оправдан и возвратился в Англию, где 3 августа 1805 года возглавил бриг «Savage». 
Подъём пушек с "Кентавра" на скалу по якорному канату.
«L,affaire du Rocher du Diamant, 31 mai – 2 juin 1805», работа Огюста-Этьенна-Франсуа Майера (Augustetienne-Franсois Mayer) (1805-1890)

Сюзамик (Franсois Suzamicq) Франсуа (1737-1809)

Сюзамик (Franсois Suzamicq) Франсуа (1737-1809) – бригадный генерал (15 октября 1793 года). Родился 13 января 1737 года в По (Pau, Basses-Pyrеnеes), в 1752 году в возрасте 15 лет поступил на военную службу солдатом полка Ла-Марш (Regiment de la Marche), в 1755 году определён в гренадёрскую роту, в ходе Семилетней войны 1756-1763 годов принимал участие в кампании в Ганновере (Hanovre), в 1763 году – сержант-фурьер (sergent-fourrier), в 1766 году получил бессрочный отпуск и возвратился в По. С началом Революции в 1789 году вышел в отставку и вступил в Национальную гвардию (Garde nationale) своего города, а 1 октября 1791 года – в 1-й батальон волонтёров департамента Нижние Пиренеи (1er bataillon de volontaires des Basses-Pyrenees), 4 октября 1793 года – шеф батальона, служил в Армии Западных Пиренеев (Armеe des Pyrеnеes-Occidentales), 15 октября 1793 года – бригадный генерал (24 октября 1793 года Народные представители (Representants du people) не утвердили его в генеральском чине вследствие безграмотности и почти полной слепоты). 1 декабря 1793 года вышел в отставку с чином шефа батальона, но уже 14 апреля 1814 года приступил к обязанностям бригадного генерала в дивизии Сен-Жан-Пье-де-Порт (Saint-Jean-Pied-de-Port). 9 июня 1794 года отстранён от должности Комитетом общественного спасения (Comite de salut public) по причине потери трудоспособности, 11 апреля 1795 года окончательно вышел в отставку. Умер в По 12 ноября 1809 года в возрасте 72 лет.

четверг, 29 сентября 2016 г.

«Баскские егеря» (Сhasseurs basques)

«Баскские егеря» (Сhasseurs basques) – корпус из баскских добровольцев (franches basques), сформированный во время Великой Французской Революции для защиты границ Нижних Пиренеев (Basses-Pyrenees). В ноябре 1792 года вооружённые патриоты-баски под руководством народных представителей (Representants du peuple) образовали четыре независимых роты, слитые в корпус «Баскских егерей», чины которого 1-6 июня 1793 года продемонстрировали свой героизм и боевой дух при обороне замка Пиньон (Chateau Pignon) от превосходящих в восемь раз сил испанцев. 3 нивоза II-го года (23 декабря 1793 года) корпус реорганизован в три батальона по 10 рот в каждом – 1-й батальон под командой подполковника Матнота (Joseph Matenotte, dit La Victoire) (1750-1794), 2-й батальон под командой подполковника Хариспа (Jean-Isidore Harispe) (1768-1855), 3-й батальон под командой подполковника Ирьяра (Iriart). Батальоны были включены в состав Армии Восточных Пиренеев (Armee des Pyrenees-Orientales) и предназначались для обороны Сен-Жан-Пье-де-Порт (Saint-Jean-Pied-de-Port) под общим командованием шефа батальона Монсея (Bon-Adrien Jannot de Moncey) (1754-1842), несколько недель спустя образован 4-й батальон под командой подполковника Бордарампа (Bordarrampe). 12 февраля 1794 года (24 плювиоза II-го года) сформирован 5-й батальон под командой подполковника Монру (Monroux), 13 июня 1794 года первые три батальона и рота баскских добровольцев (La compagnie franche Basque) образовали путём амальгамы (amalgame) 5-ю полубригаду лёгкой пехоты (5e demi-brigade legere) под командованием Монсея, причём из батальона Хариспа была сформирована «адская колонна» (colonne infernale). В 1795 году образована рота баскских гидов (La compagnie de Guides Basques) под командой капитана Харисменди (Harismendy), в том-же году после заключения Базельского мира баскские егеря были размещены на границе, 21 июля 1798 года все баскские подразделения слиты в один батальон Баскских егерей (Bataillon de Chasseurs Basques) (9 рот) в Байонне (Bayonne). В 1800 года батальон переведён в Либурн (Libourne), где из добровольцев департамента сформирован второй батальон, затем оба батальона переведены в Берн (Berne) и вошли в состав Армии Граубюндена (Armee des Grisons), 21 апреля 1801 года батальоны баскских егерей были расформированы, а их чины вошли в состав 15-й и 17-й лёгких полубригад (15e et 17e demi-brigade legere). В 1806 году баскские егеря определены в 4-й полк лёгкой пехоты (4e Regiment d,infanterie legere) и отличились в сражении при Йене (Iena), в 1808 году 300 басков образовали почётный караул маршала Мюрата (Joachim Murat) в Испании, в 1812 году они принимали участие в Русском походе. Из офицеров, служивших в корпусе «Баскских егерей», наиболее известны Франсуа Сюзамик (Franсois Suzamicq) (1737-1809), бригадный генерал (5 октября 1793 года); Жозеф Матнот (Joseph Matenotte, dit La Victoire) (1750-1794), бригадный генерал (14 апреля 1794 года); Пьер-Робер Ланюсс (Pierre-Robert Lanusse) (1768-1847), барон Империи (26 апреля 1810 года), дивизионный генерал (4 августа 1813 года) и Жан-Исидор Харисп (Jean-Isidore Harispe) (1768-1855), граф Империи (3 января 1813 года), дивизионный генерал (12 октября 1810 года), маршал Франции (11 декабря 1851 года).
Подполковник Харисп (Jean-Isidore Harispe) (1768-1855), командир 2-го батальона, 1793 год

Подвиг поручика Белозерова и подпоручика Готовского в сражении при Аустерлице.

Подвиг поручика Белозерова и подпоручика Готовского в сражении при Аустерлице. В сражении 20 ноября 1805 года при Аустерлице (Austerlitz) Фанагорийский гренадёрский полк совместно с Ряжским мушкетёрским полком составили бригаду графа Сергея Михайловича Каменского (1771-1834) II-й колонны генерала графа Алекса́ндра Фёдоровича Ланжерона (Alexandre-Louis Andrault de Langeron) (1763-1831). Из книги генерал-майора Касьяна Рафаиловича Шаврова (1854-1927) «Краткая история 11-го Гренадёрского Фанагорийского Генералиссимуса князя Суворова полка. 1790-1890»: «Когда вся колонна шла по приказанию главнокомандующего Кутузова на деревню Сокольницу, граф Каменский заметил, что очень важный пункт местности – Праценские высоты, где еще ночью некоторые наши полки стояли биваком, заняты французами. Недолго думая, граф Каменский повел свою бригаду в атаку на Праценские высоты, но там французы уже сильно укрепились и отбили Фанагорийцев и Ряжцев, хотя атака и была вполне молодецкая. Три раза собирался расстроенный Фанагорийский полк, три раза отчаянно бросался на высоты в присутствии самого Кутузова, который уже отступал с IV-ю колонною, но все три атаки были отбиты, хотя и намного задержали французский корпус Сульта. После нашего полка на Праценские высоты случайно наткнулся Курский полк, пошел в атаку, но, потерявши не меньше нас, человек около 1 600, должен был отступить. В этом несчастном сражении под Аустерлицем много людей выбыло из строя в русских войсках, и неприятель захватил 30 знамен, но, царство небесное и вечная память нашим старым Фанагорийцам, своё знамя они не выдали. Когда люди расстроились после неудачной атаки, и знамя было в опасности, его спасли поручик Белозеров и подпоручик Готовский. Видя, что французы бросаются на развевающееся знамя с намерением захватить его, поручик Белозеров подпоручик Готовский с небольшой кучкой людей смело отбили французов, затем сорвали полотно с древка и таким образом вынесли его из боя. За свой подвиг офицеры эти получили ордена Святой Анны 3-й степени. При всех этих неудачных атаках на Праценские высоты, полк наш все же отбил у французов две пушки, за что майор Брант получил орден Святого Георгия 4-го класса, а штабс-капитан Савостьянов – орден Святой Анны 3-й степени, генерал-адъютант князь Волконский, помогавший нашему полку во всех трёх атаках, получил орден Святого Георгия 3-го класса, граф Каменский – Анну 1 степени, но для нас важно то, что в обеих этих наградах сам Государь Александр I-й упоминает, как доблестно сражались Фанагорийцы и как отступили «с сохранением полного порядка». Во время боя, когда наш полк после храброй атаки отступал, один гренадер был окружен французами. Одним выстрелом он двоих положил на месте, третьему штык всадил в грудь по самую шейку, а четвёртый, увидавши такую расправу молодца Фанагорийца, убежал без оглядки, наш же герой после такого примерного подвига стал на свое место в строй, как ни в чем не бывало». 

Батин

Батин – селение в Болгарии, расположенное на правом берегу Дуная близ устья реки Янтры в 30 верстах к юго-западу от крепости Рущук. Здесь 26 августа 1810 года в ходе русско-турецкой войны 1806-1812 годов произошло сражение между российскими войсками графа Николая Михайловича Каменского 2-го (1776-1811) (21 000 человек) и турецкими войсками сераскира Кушанец-Али-Галила-паши (30 000 человек). Неудачный приступ крепости Рущук 22 июля 1810 года и отступление российских войск от Шумлы к Силистрии и Рущуку, побудили Великого визиря перейти в наступление с целью вынудить графа Каменского снять осаду Рущука – в начале августа 1810 года войска Кушанец-паши переправились на правый берег Янтры и заняли позиции близ Батина. Турки расположились по гребню высот, перпендикулярных течению Дуная, фронт и тыл позиции защищали крутые овраги, левый фланг упирался в Дунай, где располагалась турецкая флотилия, на правом фланге находилось приведённое в оборонительное состояние селение Батин (вся позиция была усилена пятью укреплёнными лагерями). Получив донесение о движении турецких войск, граф Каменский выдвинул им навстречу наблюдательный отряд генерал-лейтенанта Фёдора Петровича Уварова (1773-1824) (6 батальонов пехоты, 25 эскадронов кавалерии и 4 полка казаков), к которому вскоре присоединились войска графа Сергея Михайловича Каменского 1-го (1771-1835), прибывшие от Силистрии. 16 августа 1810 года генерал Уваров, получивший приказ атаковать неприятеля и отбросить его на левый берег Янтры, провёл рекогносцировку Батинских укреплений, определил данные неприятельской позиции и примерную силу турецкой армии (в ходе разведки боем русские потеряли 304 человека, турки около 1 000 человек и 2 знамени). Вместе с тем, известия о скором прибытии из под Шумлы войск визиря, вынудили главнокомандующего графа Каменского 2-го выступить 24 августа 1810 года с главными силами из Трестеника к Батину для нападения на корпус Кушанец-паши, причём под Рущуком был оставлен отряд генерал-лейтенанта Александра Фёдоровича Ланжерона (Louis-Alexandre-Andrault de Langеron) (1763-1831), а у Журжи – отряд генерал-лейтенанта Андрея Павловича Засса (Andreas Burchard Friedrich von Sas) (1753-1816). В 7 часов утра 25 августа российские войска, разделенные на две части, двинулись для атаки Батинских укреплений: правая колонна под начальством графа Каменского 1-го (два отряда; всего 6 300 пехоты и 2 240 кавалерии) должна была напасть с фронта на левый лагерь противника, для чего войска направились по Рущукской дороге и через 12 вёрст расположились на высотах перед крутым оврагом, уперев свой правый фланг в Дунай; левая колонна под начальством графа Каменского 2-го (три отряда; всего 7 450 пехоты и 4 760 кавалерии) должна была атаковать правый фланг турецкой позиции, для чего войска двинулись в обход правого фланга противника и расположились в три линии, имея в первой отряд генерала Якова Петровича Кульнева (1764-1812), во второй генерала Ивана Васильевича Сабанеева (1772-1829) и в третьей генерала графа Эммануила Францевича Сен-При (Guillaume-Emmanuel-Guignar de Saint-Priest) (1776-1814). Легкая кавалерия была выслана вперед для связи обеих частей войск, а Дунайская флотилия расположилась у левого берега, на высоте правого фланга Каменского 1-го, который, желая облегчить себе, занятие находившихся за оврагом высот, которые могли подвергнуться обстрелу с турецких лодок, предписал судам флотилии атаковать лодки противника (искусным действием флотилии и огнем вспомогательного отряда (два пехотных батальона с четырьмя орудиями) суда противника, потеряв две лодки потопленными и пять захваченными, вынуждены были отойти и стать при 5-м редуте). В 8 часов утра 26 августа Каменский 2-й скомандовал общее наступление: генерал Кульнев двинулся фронтом в две линии, а генералы Сабанеев и Сен-При - колоннами; между тем, сильный огонь из 1-го турецкого укрепления вынудил главнокомандующего отдать приказ отряду генерала Кульнева обойти укрепление слева для атаки с тыла, а войскам генералов Сабанеева и Сен-При наступать вперед до позиции, где выставить свои батареи. К 10 часам утра по всей линии завязался упорный бой: колонны правой части генералов Павла Дмитриевича Иловайскаго 2-го (1764-1810) и Ермолая Ермолаевича Гампера (1750-1814) под общим началом генерала графа Фёдора Петровича Уварова (1773-1824) перешли овраг и поднялись на высоту, где заняли позиции, перестроившись в каре и выдвинув батареи, для обеспечения защиты от флангового удара к Дунаю был выдвинут конный отряд генерала графа Ивана Васильевича Мантейфеля (Gotthard Johann von Manteuffel-Zoege) (1771-1813). После того, как открытый российскими батареями огонь по 3-му укреплению ослабил сопротивление последнего, генерал Уваров перестроил свои войска в колонны, ударил в штыки, овладел укреплением и вынудил турок отступить к 2-му укреплению, а с прибытием кавалерии генерала Мантейфеля, пали 4-е и 5-е укрепления (таким образом, весь левый фланг неприятеля был разбит и его укрепления захвачены; трофеями стали 49 знамен и около 200 пленных). Между тем, правый фланг турок ещё оборонялся, генерал Кульнев, следуя в колонне для атаки 1-го укрепления с тыла, где не было укрепленной горжи, заметил наступавшего для контратаки противника, развернул фронт и сбил значительный конный отряд, принудив турок искать спасения в укреплениях, после чего, заняв позицию, выслал бригаду пехоты полковника графа Карла Антоновича де Бальмена (1786-1812) для атаки турецкого лагеря и лежавшего при нем берегового редута – граф де Бальмен при поддерже огня Донской батареи занял лагерь и редут, выбил турок из Батина и атаковал 2-е укрепление, но был отброшен. После этого главнокомандующий приказал отрядам генерала Сабанеева и полковника де Бальмена присоединиться к колонне Кульнева – эти войска, предназначенные для решающего удара в тыл 1-го турецкого укрепления, были подчинены генералу Михаилу Леонтьевичу Булатову (1760-1825), одновременно, генерал Каменский 1-й собрал и усилил войска, овладевшие 3-м, 4-м и 5-м лагерями, для повторного нападения на 2-е укрепление. Около 5 часов пополудни 12 батальонов пехоты под началом генерала Сабанеева двинулись для атаки 1-го укрепления двумя колоннами: правая под командою графа де Бальмена, левая под командой полковника Лаптева, войска правой колонны ворвались внутрь лагеря и очистили его от противника, бежавшего к Дунаю, турецкая кавалерия бросилась в поле врассыпную на Систовскую дорогу, преследуемая на протяжении 15 вёрст. Во 2-м укреплении оставались около 500 турок под командой Ахмета-паши, который, видя себя окруженным, капитулировал на следующий день. В сражении при Батине русские потеряли 4 генералов, 78 офицеров и 1 460 нижних чинов убитыми и ранеными, потери турок составили 5 000 человек убитыми и ранеными, 5 086 пленными, 14 орудий и 178 знамен, следствием этой победы стало занятие российскими войсками крепостей Рущук, Систов, Тырнов, Никополь и Журжа. 

«Батарея Раевского» (Центральная батарея, Центральный редут, Большой редут)

«Батарея Раевского» (Центральная батарея, Центральный редут, Большой редут) – полевое укрепление, сооружённое на Курганной высоте между селом Бородино и деревней Семёновское в ходе подготовки к Бородинскому сражению. Строительство батареи началось 25 августа 1812 года силами ратников Московского ополчения под руководством поручиков Липранди и Богданова и продолжалось до начала сражения; редут состоял из двух фасов длиной около 72 метров каждый, образующих угол около 100 градусов, и двух фланков по 19 метров длиной (к началу сражения успели насыпать только первый фас с 10 амбразурами и бруствером высотой около 135 сантиметров, из-за которого пехота могла вести ружейный огонь). Перед рвом в шахматном порядке располагались 10 рядов волчьих ям, к основным фланкам примыкали вспомогательные фланки с установленными в них артиллерийскими орудиями. В самом редуте располагались 12 орудий 26-й и 6 орудий 24-й батарейных рот, прикрываемые батальоном Полтавского пехотного полка. Кроме того, батарея являлась опорным пунктом обороны 7-го пехотного корпуса генерала Николая Николаевича Раевского (1771-1829). В начале сражения редут подвергся массированной бомбардировке французской артиллерии и около 10 часов утра под прикрытием дыма был внезапно захвачен дивизией генерала графа Морана (Charles-Antoine-Louis-Alexandre Morand) (1771-1835) I-го армейского корпуса маршала Даву (Louis-Nicolas Davout). Однако, почти сразу же он был отбит резервными частями (батальон Уфимского полка, 19-й и 40-й егерские полки и три конно-артиллерийские роты) под командой генерала Алексея Петровича Ермолова (1772-1861), поддержанными слева 4-мя батальонами 12-й дивизии генерала Иллариона Васильевича Васильчикова 1-го (1775-1847), а справа – батальонами 26-й пехотной дивизии генерала Ивана Фёдоровича Паскевича (1782-1856) - в этой контратаке был убит генерал Александр Иванович Кутайсов (1784-1812). Заняв редут, Ермолов восстановил оборону, снабдил его артиллерией и боеприпасами, подтянул для непосредственной обороны 24-ю пехотную дивизию генерала Петра Гавриловича Лихачёва (1758-1813) и два часа оставался в редуте под жесточайшим сосредоточенным огнём французской артиллерии, пока не был контужен и не выбыл из строя, передав оборону генералу Лихачёву. Около 3 часов дня «Батарея Раевского» подверглась массированной атаке французской кавалерии II-го и IV-го кавалерийских корпусов - поскольку фасы редута были разрушены артиллерийским огнём, генералу Коленкуру (Auguste-Jean-Gabriel de Caulaincourt) (1777-1812) во главе 5-го кирасирского полка (5e Regiment de cuirassiers) удалось ворваться в редут с тыла, в завязавшейся схватке Коленкур был убит пулей в грудь, а половина кирасир истреблена. Но в это время почти бегом на редут надвинулась пехота IV-го армейского корпуса принца Евгения Богарне (Eugene de Beauharnais), дивизии генералов Брусье (Jean-Baptiste Broussier) (1766-1814) и Жерара (Etienne-Maurice Gerard) (1773-1852) мгновенно овладели редутом, а вокруг него завязалось ожесточённое сражение между французской кавалерией и русской пехотой прикрытия. После всеобщей свалки французская кавалерия была опрокинута лейб-гвардии Кавалергардским и Конным полками при поддержке частей 2-го кавалерийского корпуса, затем русская артиллерия с фронта и с батарей Горок открыла по «Батарее Раевского» массированный огонь, от которого французская пехота несла тяжёлые потери. Около 5 часов Император лично прибыл на редут, рассчитывая предпринять отсюда атаку на расположение русских, но отказался от этого намерения по причине крайнего истощения войск. Французские солдаты, участвовавшие в штурме редута, называли его «Фатальным» (Fatale Redout) и «Грозным» (Redout Terrible).
«Французская армия атакует батарею Раевского в битве при Бородино», работа Лежена (Louis-Francois Lejeune) (1775-1848)
Атака саксонских кирасир на Большой редут
«Контратака генерал-майора Ермолова на батарею Раевского», работа Семёна Леонидовича Кожина (1979- )
«Подвиг Раевского», работа Бориса Михайловича Ольшанского (1756- )
 «Штурм батареи Раевского», работа  Александра Юрьевича Аверьянова (1950- )
«Смерть Коленкура на батарее Раевского», литография Мотта (Charles-Еtienne-Pierre Motte) (1785-1836)
«Смерть генерала Коленкура», работа Альбрехта Адама (1786-1862)