пятница, 12 августа 2011 г.

Землянухин (Витиченков) Александр (1754- )

Землянухин (Витиченков) Александр (1754- ) – казак Нагавской станицы 9-го донского Сулина полка. Принимал участие в Отечественной войне 1812 года и в Саксонской кампании 1813 года в составе отряда генерал-майора барона фон Теттенборна (Friedrich Karl von Tettenborn) (1778-1845), в марте 1813 года был послан последним в Лондон с известиями о взятии Гамбурга (Hambourg). Прибыл в Портсмут (Portsmouth), а оттуда 8 апреля в Лондон (London), где был триумфально принят англичанами, которые с криками «Ура, казак!» проводили его до дома российского посланника графа Христофора Андреевича Ливена (1774-1838) и в течение всего пребывания окружали повышенным вниманием – его портреты были гравированы в пяти видах, в его честь была сложена песня, его возили в Парламент и театр, где усадили в ложу Лордов. Сам Землянухин демонстрировал англичанам чудеса ловкости и боевого искусства – виртуозно владел холодным и огнестрельным оружием, на полном скаку собирал с земли монеты, демонстрировал джигитовку; на вопрос «Сколько французов убили вы своей пикой?», Землянухин ответил «Трёх офицеров, а сволочи – несколько четвериков!». В одной из Лондонских газет появилось описание внешности казака: «Рост его около 6 футов (около 1,8 метра). Он сильного и коренастого телосложения, и хотя у него суровая воинственная наружность, но лицо довольно выразительное и доброе, что не совсем подходит к тому понятию, какое вообще составлено о русской нации. Борода у казака длинная, кудрявая и седая; волосы на голове менее седы, зачесаны назад, на шее около 6 дюймов длины, а на лбу острижены коротко и ровно. Одежда его состоит из синего кафтана и шаровар, сшитых из толстого сукна, и широких сапогов с круглыми носками. Руки казака необыкновенной ширины и с короткими пальцами, но он с большим искусством владеет оружием, состоящим из пистолета, ружья, сабли и длиннейшей пики, и, по-видимому, вовсе не чувствует их тяжести». Принц-регент, будущий король Георг IV-й (George IV) взял на память всё его боевое снаряжение, а взамен приказал изготовить самую дорогую военную сбрую. Старого казака уговаривали остаться в Лондоне и хотели даже женить, но он предпочёл возвратиться на родину. В России граф Матвей Иванович Платов представил его Александру I-му, который произвёл Землянухина в урядники и отправил на заслуженный покой с приказом «впредь ни в какой должности и по внутренней службе не употреблять». В книге Михаила Ивановича Пыляева (1842-1899) «Замечательные чудаки и оригиналы» читаем: «Замечательной уличной знаменитостью в Петербурге после Отечественной войны был донской казак Землянухин. Этого донца народ и общество просто носили на руках. Александр Землянухин был очень типичный казак, 60-ти лет, с седою большою бородою, с Георгиевским крестом и многими медалями на груди. На службе он был более тридцати лет. Слава его начинается с посещения им Лондона, куда он был послан из Гамбурга к нашему посланнику графу Ливену. Англичане, предуведомленные о его приезде, ожидали на пристани в количестве нескольких тысяч человек, и лишь только он появился, как повсюду раздался восторженный крик: «Ура, казак!» Эти возгласы сопровождали его во все его пребывание в Лондоне, как только он показывался на улицах. Его наперерыв хватали за руку, лишь бы поздороваться с ним, давали ему разные подарки. От денег казак отказывался, говоря: «Наш батюшка царь наделил нас всем, мы ни в чём не нуждаемся, сами в состоянии помогать бедным. Спасибо за ласку вашу!». Эти слова Землянухина были приведены в то же время во всех английских газетах, и никто после того не предлагал ему более денег. Землянухин не принял от принца-регента даже тысячи фунтов стерлингов, тогда стоивших около 24 тысяч рублей на ассигнации. Такой редкий пример бескорыстия привел в совершенное изумление всю английскую нацию. Принц-регент приказал сделать казаку военную сбрую на казачий образец, стальную пику, два пистолета, ружье, саблю, трость с выдвигающеюся зрительною трубкою, лядунку, перевязь, вышитую серебром и прочее. Всё же собственное вооружение казака принц взял себе на сохранение, как достопамятность и воспоминание, что был некогда храбрый казак в Лондоне. Землнухина возили в театр, где он сидел в парадной ложе между первыми сановниками; в антрактах спектакля восторженные овации ему не умолкали. Вся знать желала видеть у себя гостем казака, все пили за него и за здоровье русских воинов - «победителей злодея вселенной». Землянухина возили в парламент, где лорд-канцлер говорил речь перед ним. «Посмотрите на старика, покрытого сединами, - вещал оратор, - забывая свои утомлённые летами силы он поспешил принести их на поле сражения и привел в трепет и ужас изверга Бонапарта. Не он один, но и многие старее его прилетели защищать свою землю, гробы своих праотцев, сражаться за Бога и царя. Последуйте геройскому примеру великого народа - и злодей исчезнет перед оружием всеобщего ополчения!». Землянухина в Лондоне заставили показывать все военные приемы донцов; триста конных гвардейцев были назначены в его распоряжение. На это зрелище съехалось несколько сот тысяч зрителей из всех городов Англии. Его учение привело всех в восторг, народ неистово кричал: «Виват донское войско!». Землянухина просто закидали подарками, женщины снимали с себя платки, шали и другие вещи, прося принять казака на память. Некоторые из дам просили у него волос из бороды или с головы. По этому случаю было немало комичных сцен. Землянухин в Петербурге рассказывал, что не имей он законной жены и будь немного моложе, его непременно женили бы. Все дамы досадовали, что он стар и женат и что предложение выйти за него замуж было бесполезно. Ему давали дом и землю в Лондоне и просили поселиться у них на житье, но все предложения Землянухин отверг. Он отвечал всем, что хочет умереть у себя в хате, где его старуха и где протекает тихий Дон. После заграничной своей поездки Землянухин вскоре был отпущен в отпуск и умер у себя на Дону».

Комментариев нет:

Отправить комментарий