пятница, 12 августа 2011 г.

Всеволожский Всеволод Андреевич (1769-1836)

Всеволожский Всеволод Андреевич (1769-1836) – князь, российский государственный деятель, вице-губернатор Астрахани, действительный камергер. Родился 25 октября 1769 года в семье Пензенского воеводы князя Андрея Алексеевича Всеволожского (1723-1773), погибшего во время Пугачёвского восстания и его супруги Марии Ивановны Нечаевой, службу начал в лейб-гвардии Конном полку, вышел в отставку с чином гвардии ротмистра, после чего был назначен действительным камергером, вице-губернатором Астрахани и статским советником, в 1808-1810 годах – начальник над казёнными театрами. Считался одним из богатейших людей России, владел более чем 16 000 крепостных крестьян, Чернорынскими рыбными промыслами (около 4 000 000 десятин Каспийского моря с устьями рек Волга и Терек), многими заводами и предприятиями, где активно внедрял новые технологии – выделку железа английским способом, рафинирование сахара, приёмы дренажа и искусственного орошения, стеариновое производство, газовое освещение, паровую машину для промывки песков. В 1798 году основал Сивинский конный завод, в 1802 году – Александровский чугуно-литейный завод, в 1811 году – Всеволодо-Вильвенский прокатный завод, в 1813 году – Никитинский прокатный завод, в том-же году основал Фарфоровый завод в селе Елизаветине Богородского уезда, в 1811 году первым в России отправил коноводскую баржу по Каме и Волге, князю принадлежали и первые волжские пароходы (первый в России пароход построен в 1815 году на его Пожвинском заводе), на одном из которых он самолично совершил в 1817 году поездку в Казань, в 1818 году приобрёл мызу Рябово в 20 верстах от Петербурга, на месте которой основан город Всеволожск, названный его именем. Во время Отечественной войны 1812 года собрал и вооружил за свой счёт 2 000 новгородских крестьян, которых прислал под Бородино в помощь Михаилу Илларионовичу Кутузову во главе со своим старшим сыном. Умер 28 апреля 1836 года в возрасте 66 лет. С 1790 года был женат на Елизавете Никитичне Бекетовой ( -1810), от которой имел двоих сыновей – Александра (1793-1864) и Никита (1799-1862). Портрет князя, написанный живописцем Джорджем Доу (George Dawe) (1781-1829), является достоянием Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина в Москве. В книге Михаила Ивановича Пыляева (1842-1899) «Замечательные чудаки и оригиналы» читаем: «Мы уже не раз говорили о былой роскоши некоторых русских богачей начала нынешнего столетия. К числу таких петербургских крезов принадлежал Всеволод Андреевич Всеволожский, впрочем, этот богач считался не только одним из первых в России, но даже во всей Европе. Его знаменитые железоделательные заводы и соляные промыслы давали ему годового дохода более чем миллион рублей. Всеволожский был сын последнего пензенского воеводы, погибшего на службе в пугачевщину. Он первый в России устроил на Волге пароходы и первый совершил на одном из них поездку из своих заводов до Казани. Также он первый ввел выделку железа английским способом, занялся разработкой каменного угля на Урале и открытием многих золотоносных россыпей; он не задумался рафинировать свекловичный сахар у себя на даче за Охтой и радовался, как ребенок, что в своем домашнею обиходе не употреблял ни фунта колониального сахара, сделанного из привозного песку. Когда в 1836 году в Петербурге учреждалось газовое общество, он устроил у себя на даче чугунолитейный завод, на котором отливал трубы, которые выходили наполовину дешевле выписных английских. Купив себе имение за Охтой у обер-полицеймейстера Эртеля, он в два года привел его в изумительный порядок, расчистил в нем рощи в виде парка и сделал в нем дорог более чем на 25 верст. Его оранжереи стоили ему более полумиллиона рублей. Он ежегодно поздравлял императрицу в день Нового года по русскому обычаю, поднося на золотом блюде персики, сливы, виноград и ананасы. Его барский дом состоял из 160 комнат, расположенных в двух этажах. Гостиница для приезжающих гостей помещалась в двух больших флигелях. Гостей к нему съезжалось в день его именин несколько сот человек, и для всех были устроены особые помещения, причем приняты были меры, чтобы привычки каждого гостя не встретили ни малейшего стеснения, почему предварительно собраны были самые точные сведения от прислуги о привычках их господ и что для каждого нужно. Трудно теперь поверить, что одной прислуги у Всеволожского было до четырех сот человек. Конюшни его вмещали до ста двадцати породистых лошадей; экипажей тоже было не менее ста. Когда Всеволожский жил на даче, за стол ежедневно садилось не менее ста человек. Крепостные музыканты, певчие, актёры и актрисы составляли у него довольно многочисленную труппу. Тогдашние драматурги - Хмельницкий, Глинка, Крылов, Шаховской, Мятлев - писали для них комедии, водевили; музыку для куплетов писали известный Верстовский и Маурер, часто аккомпанировал на гитаре замечательный виртуоз Аксенов, кажется, чуть ли не первый автор школы для гитары. Праздники у Всеволожского выходили очень оригинальные. В его именины в комнатах устраивалась «ярмарка» самая разнохарактерная: в залах между тропической зеленью были устроены лавки с разными товарами и буфеты, в которых заседали разные народности, продавая произведения своей страны. Эти лавочки и импровизированные караван-сараи прихотливо освещались различными фонариками. Там сидели китайцы, персияне, турки, армяне - все костюмы продавцов были строго выдержаны. Где дымились самовары и чайники, сидели китайцы и китаянки; где подавалось мороженое - сторожили камчадалы, кутаясь в свои оленьи дохи. Персияне подносили фисташки и сушеные фрукты, турки разносили кофе, шербет и подавали дымящие кальяны и трубки с турецким табаком. Ярославки и ярославцы в своих национальных костюмах потчевали гостей сбитнем, бубликами и медовым квасом. Все эти лавочки имели свои вывески. В составлении этих вывесок и надписей участником был сын Всеволожского, известный каламбурист и острослов того времени».

2 комментария:

  1. Этот комментарий был удален администратором блога.

    ОтветитьУдалить
  2. Этот комментарий был удален администратором блога.

    ОтветитьУдалить