пятница, 18 апреля 2014 г.

Измайлов Лев Дмитриевич (1764-1834)

Измайлов Лев Дмитриевич (1764-1836) – генерал-лейтенант (2 октября 1814 года), скандально известный помещик-самодур. Родился 8 декабря 1764 года в селе Милославском Скопинского уезда Рязанской губернии в семье полковника Дмитрия Львовича Измайлова (1737-1779) и его супруги графини Елизаветы Ивановны Гендриковой (1745-1788), происходил из дворян Рязанской губернии, в 1770 году записан на военную службу сержантом лейб-гвардии Семёновского полка и в 1783 году приступил к действительной службе с чином прапорщика. Принимал участие в боевых операциях русско-шведской войны 1788-1790 годов, в 1789 году – подполковник, в 1794 году волонтёром участвовал в подавлении польского восстания генерала Костюшко (Tadeusz Kosciuszko) (1746-1817), командовал Кинбурнским драгунским полком, 1 мая 1797 года – полковник, командир гусарского Георгия Ивановича Шевича полка (Сумские гусары), в 1798 году вышел в отставку. После воцарения императора Александра I-го возвратился 19 марта 1801 года к активной службе с производством в генерал-майоры, 14 октября 1801 года вышел в отставку и удалился в своё имение Хитровщину в Тульской губернии. С 1802 по 1815 год исполнял обязанности Рязанского губернского предводителя дворянства, в 1806 году занимался формированием Рязанского земского войска, во время Отечественной войны 1812 года был 24 июля избран начальником Рязанского ополчения, которое и сформировал в течение 10 дней (с 8 по 18 августа 1812 года) в количестве 13 600 человек, с осени 1812 года во главе ополчения содержал кордоны на правом берегу реки Ока, препятствуя переправе неприятеля у Коломны, в декабре 1812 года направлен в Волынскую губернию, где оставался до конца июля 1813 года, когда вместе с Рязанским ополчением был определён в состав корпуса генерала от инфантерии графа Петра Александровича Толстого (1761-1844) Польской армии, находился при осаде крепостей Глогау (Glogau) и Гамбург (Gamburg), 2 октября 1814 года – генерал-лейтенант. После окончания боевых действий проживал в своих имениях в Тульской и Рязанской губерниях, где владел 11 000 крестьянских душ и прославился крайне своевольным и жестоким характером, от которого страдали его крепостные, а также мелкие дворяне и местные чиновники, с 23 марта 1802 года по личному приказу Александра I-го состоял под надзором губернских властей, в 1827 году началось следствие, открывшее факты вопиющих злоупотреблений – наказания дворовых людей плетьми, розгами и псарскими арапниками, содержание в ручных и ножных кандалах, на стеночных цепях и в заклёпанных на шее железных рогатках, наличие гарема из дворовых девушек, часть которых были несовершеннолетними («И днем и ночью все они были на замке. В окна их комнат были вставлены решетки. Несчастные эти девушки выпускались из этого своего терема или, лучше сказать, из постоянной своей тюрьмы только для недолговременной прогулки в барском саду или же для поездки в наглухо закрытых фургонах в баню. С самыми близкими родными, не только что с братьями и сестрами, но даже и с родителями, не дозволялось им иметь свиданий. Бывали случаи, что дворовые люди, проходившие мимо их окон и поклонившиеся им издали, наказывались за это жестоко. Многие из этих девушек, - их было всего тридцать, число же это, как постоянный комплект, никогда не изменялось, хотя лица, его составлявшие, переменялись весьма часто, - поступали в барский дом с самого малолетства, надо думать, потому, что обещали быть в свое время красавицами. Почти все они на шестнадцатом году и даже раньше попадали в барские наложницы - всегда исподневольно, а нередко и посредством насилия. Из показаний оказывается, что генерал Измайлов был тоже гостеприимен по-своему: к гостям его всегда водили на ночь девушек, а для гостей значительных или же в первый еще раз приехавших выбирались невинные, хоть бы они были только лет двенадцати от роду… Так, солдатка Мавра Феофанова рассказывает, что на тринадцатом году своей жизни она была взята насильно из дома отца своего, крестьянина, и ее растлил гость Измайлова, Степан Федорович Козлов. Она вырвалась было от этого помещика, но ее поймали и по приказанию барина жестоко избили палкою». Интересна и история его собственной дочери, прижитой от одной из «сералек»: «Нимфодора Фритонова Хорошевская родилась в то время, как мать ее содержалась в барском дому взаперти, за решетками... Измайлов растлил ее четырнадцати лет от роду. Она напоминала ему при этом, что крещена его матерью. В тот же день Нимфу опять позвали в барскую спальню. Измайлов стал допрашивать ее: кто виноват в том, что он не нашел ее девственною. Подробности объяснений бедной девушки о ее невинности, о том, что делал с нею сам барин, когда она была еще ребенком лет восьми-девяти (все это подробно изложено в показании Нимфодоры Хорошевской, данном последним следователям), слишком возмутительны для передачи в печати... Барский допрос не хорошо окончился для крепостной Нимфы: сначала высекли ее плетью, потом арапником, и в продолжение двух дней семь раз ее секли. После этих наказаний три месяца находилась она по-прежнему в запертом гареме хитровщинской усадьбы и во все это время была наложницею барина. Наконец он приревновал ее к кондитеру. Кондитер этот был немедленно отдан в солдаты, а Нимфа, по наказании ее плетьми в гостиной, трое суток просидела на стенной цепи в арестантской. Затем она была сослана на поташный завод, в тяжелые работы, где и пробыла ровно семь лет. На третий день по ее ссылке на завод остригли ей голову. Через несколько месяцев попала она в рогатку за то, что поташу вышло мало; рогатку эту носила она три недели. С поташного завода перевели ее на суконную фабрику, и тогда же Измайлов приказал ее выдать замуж за простого мужика; но Нимфа не согласилась - и за то трое суток была скована. Наконец с суконной фабрики сослали ее в деревню Кудашеву, где, конечно, должна была она несколько отдохнуть от своей каторжной жизни у Измайлова». 11 ноября 1830 года по докладу ведущего следствие полковника Шамина состоялось Высочайшее повеление по скандальному делу: «Как имение Измайлова уже взято в опеку и сам он, по образу обращения его со своими людьми, не может быть допущен до управления того имения, то оное оставить в опеке; и хотя было бы неуместно иметь Измайлову пребывание в своем имении, но так как он, по уважению к тяжкой его болезни, оставлен в настоящем месте пребывания, то дозволить ему находиться там до выздоровления». Умер в селе Милославском в ноябре 1836 года в возрасте 71 года, похоронен перед алтарём церкви Воскресения Христова в селе Дединово Зарайского уезда Рязанской губернии. Награждён орденами Святого Георгия 4-го класса (27 мая 1790 года) («Во уважение на усердную службу при Шведском наступлении 24 мая на Саивтайпольский пост, когда отличным мужеством ободрил подчинённых и поспешествовал к получению победы»), Святого Владимира 2-й степени, Святой Анны 1-й степени с алмазами и крестом «За Прагу». Женат не был, но имел трёх внебрачных детей: Дмитрий, Екатерина и Анна.

Комментариев нет:

Отправить комментарий