суббота, 12 апреля 2014 г.

Военные собаки генерала Рошамбо (Les chiens militaires du gеnеral Rochambeau).

Военные собаки генерала Рошамбо (Les chiens militaires du gеnеral Rochambeau). К весне 1803 года французский экспедиционный корпус Санто-Доминго (Saint-Domingue) во главе с дивизионным генералом виконтом де Рошамбо (Donatien-Marie-Joseph de Vimeur de Rochambeau) (1755-1813) контролировал главные порты острова и смежные прибрежные равнины в северных и западных областях Санто-Доминго, в то время как южные области находились в руках инсургентов. В этих непростых условиях главнокомандующий вынужден был «ввести в действие политику Террора или политику организованной резни» (met en place une politique de terreur, qui est aussi une politique du massacre organisе), причём воспользовался идеей первого командующего генерала Леклерка (Victor-Emmanuel Leclerc) об использовании для поиска мятежников в недоступных горных областях, а также в целях устрашения чернокожих натасканных на убийство собак - впервые этот метод использовался испанскими конкистадорами против племён Тайнос (Tainos) при завоевании Эспаньолы (Hispaniola) в XV-м веке (в феврале 1802 года генерал Леклерк послал на Кубу (Cuba) гражданского администратора Франсуа Лекуа-Монжиро (Franсois Lequoy-Mongiraud) с приказом приобрести 500 обученных собак). 1 марта 1803 года в порту Кап-Франсез (Cap-Francais) бросил якорь французский корабль «Napoleon», доставивший с Кубы (Cuba) 40 000 гурдов (gourdes) звонкой монетой, 25 лошадей и 100 бульдогов (bouledogues), подготовленных виконтом де Ноай (Louis-Marie d,Ayen Noailles) для охоты на негров - из книги Чарльза Гамильтона Смита (Charles Hamilton Smith) (1776-1859) «Natural History of Dogs»: «Размерами они, по крайней мере, были равны самым крупным шотландским или русским борзым… с головой как у жесткошерстного терьера. Взгляд и движения этого животного были полны сознания превосходства» (at least equal to the largest Scottish or Russian greyhound... with the head shaped like the wirehaired terrier.... The look and motions of this animal at once told consciousness of superiority). Прибытие боевых собак было восторженно встречено белыми колонистами, по свидетельству генерала Лакруа (Francois-Joseph-Pamphile de Lacroix) (1774-1841): «Люди бросали цветы на пути этих животных, украсили их кокардами и лентами. Генерал Рошамбо решил, что агрессивность собак должна быть испытана и приказал спешно соорудить деревянную арену в саду бывшего женского монастыря и католической школы». 7 марта 1803 года в присутствии огромной толпы состоялось первое испытание кровожадности боевых собак; свидетельство об этом зрелище оставили генерал Лакруа, французский моряк Жан-Батист Лемонье-Делафос (Jean-Baptiste Lemonnier-Delafosse) и чиновник-мулат Жюст Шанлатт (Juste Chanlatte) – чёрного пленника (это был слуга бывшего начальника штаба французского корпуса генерала Бойера (Jean-Pierre Boyer) (1776-1850), ставшего впоследствие президентом Республики Гаити) втолкнули на арену, вслед за ним впустили собак, которые вследствие оглушительного шума толпы остановились в замешательстве; потребовались подталкивания поводырей, прежде чем псы набросились на жертву и в течение нескольких минут разорвали её в клочья под рёв публики и грохот военной музыки (надо отметить, что французские генералы Клапаред (Michel-Marie Claparеde) (1770-1842), Клозель (Bertrand Clauzel) (1772-1842) и Тувено (Pierre Thouvenot) (1757-1817) осудили действия командующего и отказались присутствовать на казни в знак протеста). После этого собак, доказавших свои возможности, начали готовить к операции против партизан на соседнем острове Тортуга (La Tortue), где негры особо бесчеловечным способом уничтожили военный госпиталь и всех страдающих от жёлтой лихорадки французских солдат; позднее на Санто-Доминго прибыли ещё 50 собак на борту корабля «Courrier» и 50 собак на борту корабля «Superieure» (общая стоимость животных составила фантастическую сумму в 927 000 франков, предоставленную взаймы испанским колониальным правительством Кубы). По проекту генерала Брюне (Jean-Baptiste Brunet) (1763-1824) собак предполагалось использовать в карательных действиях против партизан, причём тактика заключалась в операциях малыми силами (не более 100 человек), блокировании областей, захвате проходов и горных хребтов с последующей зачисткой лесных массивов при содействии шпионов-проводников (вследствие нехватки лёгкой пехоты помощь боевых собак становилась наиболее эффективной, поскольку по восхищённому свидетельству виконта де Ноай «Эти собаки могут догнать негра даже если их пустили по следу спустя два дня после его побега»). Вместе с тем, военный потенциал боевых собак был высоко оценён и начальником штаба экспедиционного корпуса бригадным генералом Тувено, отметившим, что «собаки являются самым эффективным способом избежать засад и преследовать бегущих мятежников»; по его плану кампании, представленному 6 марта 1803 года, французы должны были учредить форпосты с минимальными гарнизонами для защиты прибрежных портов, сконцентрировать все боеспособные войска для точечных атак и использовать собак «для охоты на негров в холмах и лесах». В своей книге «A Historical Account of the Black Empire of Hayti» (1805 год) британский офицер Марк Рейнсфорд (Marcus Rainsford) (1750-1805) свидетельствует о подготовке боевых собак: животные были заперты в конуре и лишены необходимой еды, а на расстоянии нескольких футов от них располагалась плетёная кукла, изображающая чёрного мятежника и набитая свежими внутренностями скота; спустя несколько дней собак выпускали и они, привлечённые запахом ливера, разрывали куклу и алчно пожирали угощение, обучаясь, таким образом, отождествлять негров с едой. К этому моменту боевые действия на Тортуге продолжались уже в течение трёх недель, 8 марта 1803 года комендант острова штабной полковник (аdjudant-сommandant) Рамель (Jean-Pierre Ramel) (1768-1815) отказался преследовать мятежников в их труднодоступных укрытиях и был заменён штабным полковником Боску (Boscu), который получил 25 собак с кубинскими проводниками, отряд Национальной гвардии (Garde nationale) из лояльных мулатов и приказ «выгнать мятежников из их укрытий и преследовать до полного уничтожения». К концу марта полковник Боску рапортовал о полной ликвидации повстанцев на Тортуге, но использование собак не принесло ожидаемого эффекта, поскольку животные были деморализованы звуками выстрелов. Тем временем, растущая активность мятежников на юге Санто-Доминго и захват порта Пти-Гоав (Petit-Goave) вынудила генерала Рошамбо перенести 17 марта 1803 года свою штаб-квартиру в Порт-о-Пренс (Port-au-Prince, dit Port-Republicain), откуда он направил в Пти-Гоав линейный корабль «Duguay Trouin» и фрегат «Franchise» с 600 солдатами на борту; 29 марта 1803 года французы безрезультатно пытались отбить порт, но вынуждены были отступить, потеряв 15 офицеров и 150 солдат (в экспедиции участвовали 50 боевых собак). Однако, с прибытием подкреплений, в том числе 2-й польской полубригады, генерал Рошамбо решил вернуть контроль над южными районами до наступления сезона дождей – в соответствии с его планом четыре колонны (по 500 человек каждая) должны были разместиться в юго-западных гарнизонах небольших городов Абрикот (Abricots), Лез Ируа (Les Irois), Тибурон (Tiburon) и Дам-Мари (Dame-Marie), откуда двинуться по двум направлениям: две колонны по побережью при поддержке и в сопровождении кораблей военно-морского флота, а другие две колонны (в каждой по 10 собак) должны расчистить гористую местность от скоплений повстанцев, после чего все колонны продвинутся к Гран-Гоав (Grand-Goаve) и Байнету (Baynet), где установят защитные кордоны, предотвращающие дальнейшее продвижении восставших. План генерала полностью провалился из-за халатности высших офицеров, делегирующих полномочия менее опытным подчинённым, а также плохо скоординированного общего руководства, вследствие чего каждая колонна действовала изолированно и по отдельности подвергалась нападениям негров под руководством генерала Жеффрара (Nicolas Geffrard) (в отчёте о провальной экспедиции генерал Рошамбо упомянул и боевых собак: «Мы пытались использовать их дважды, но они оказались полностью бесполезны против людей, вооружённых огнестрельным оружием и явно не стоят тех денег, что на них потрачены»). С возобновлением военных действий против англичан в июне 1803 года и установлением блокады побережья французские гарнизоны находились, в основном, на осадном положении, при котором боевые собаки не имели никакого тактического применения, в течение нескольких месяцев голода французы израсходовали последние съестные припасы, после чего в котёл отправилось всё, что смогли достать – сахарный тростник, семена хлопчатника, лошади и собаки. 18 ноября 1803 года генерал Рошамбо потерпел поражение от генерала Дессалина (Jean-Jacques Dessalines) при Вертиере (Vertieres) и утром 19 ноября 1803 года вступил с повстанцами в переговоры, по условиям которых французские войска в течение 10 дней обязались эвакуировать Форт Вертиере, погрузиться на корабли и покинуть западную часть Санто-Доминго (последние французские солдаты оставили остров в ночь с 4 на 5 декабря 1803 года). 



Комментариев нет:

Отправить комментарий