воскресенье, 21 декабря 2014 г.

Гянджа

Гянджа – город и крепость у подножия хребта Малый Кавказ, столица Гянджинского ханства, расположенного на правом берегу реки Куры до устья реки Алазань. С 1786 года ханством управлял Джавад-хан ибн Шахверди хан Зиядоглу Каджар (1748-1804), который во внешней политике придерживался ориентации на Персию и в 1795 году оказал военную помощь шаху Ага-Мухаммед-хану Каджару (Aga Mohammad han Qajar) (1742-1797) в его нападении на Тифлис, вследствие чего в 1796 году войска картли-кахетинского царя Ираклия II-го (1720-1798) при поддержке карабахского владыки Ибрагим Халил-хана (1732-1806) и аварского правителя Уммы-хана (1761-1801) осадили Гянджу. Крепость устояла, но Джавад-хан вынужден был выплатить контрибуцию и дать обещание освободить всех войнов, пленённых во время Тифлисского похода. В том же году Джавад-хан добровольно впустил в Гянджу российский гарнизон, который после смерти императрицы Екатерины II-й был отозван. После присоединения к России Картли-Кахетинского царства, российское командование посчитало захват крепости Гянджа как «ключа к северным провинциям Персии» первостепенной задачей в борьбе за Северный Азербайджан, генерал князь Павел Дмитриевич Цицианов (1754-1806), назначенный 8 сентября 1802 года командующий Кавказского корпуса, направил Джавад-хану письмо с требованием в знак преданности прислать в Тифлис одного из своих сыновей, но последний ответил отказом и начал подготовку к обороне. Осенью 1803 года русские войска (два батальона Севастопольского мушкетёрского полка, три батальона 17-го егерского полка, батальон Кавказского гренадёрского полка, три эскадрона Нарвского драгунского полка, 165 казаков, 700 конных татар и 11 орудий) двинулись на Гянджу, причём Цицианов написал Джавад-хану: «Объявляю вам о причинах прихода сюда, первая и главная, что Гянджа с её округом во времена царицы Тамары принадлежала Грузии. Всероссийская Империя, приняв Грузию в свое высокомощное покровительство и подданство, несогласно оставить Гянджу, яко достояние и часть Грузии в руках чуждых. Вторая: ваше высокостепенство на письмо мое, писанное по приезде моем в Грузию, коим я требовал сына вашего в аманаты, отвечали, что иранского государя опасаетесь, забыв, что шесть лет тому назад были российским подданным. Буде завтра в полдень не получу я ответа, то брань возгорится, понесу в Гянджу огонь и меч». На этот момент «Крепость Гянджа была расположена на равнине, орошаемой речкой того же имени. В северо-восточной части находилось большое предместье, а с востока в 100 саженях от крепости обширный караван-сарай. Все это оборонялось земляным валом с палисадом и каменною стеною с шестью башнями. Среди крепости возвышалась цитадель. Сады и предместье так же были окружены землебитною стеною высотою в 10 футов; эта стена представляла одну непрерывную ограду с выступами в виде бастионов» («Боевая летопись 14-го гренадерского Грузинского генерала Котляревского полка», Тифлис, 1900 год). 2 декабря 1803 года князь Цицианов подступил к крепости, атаковал предместья силами двух колонн и после ожесточённого двухчасового сражения отбросил защитников за крепостные ворота, после чего блокировали Гянджу. 28 декабря на ультиматум Цицианова «Для избежания пролития крови человеческой и чтобы на совести моей оное кровопролитие не оставалось, представляю вас, что европейские обычаи позволяют осажденным просить перемирия», Джавад-хан ответил «Ты в Гянджу войдёшь только через мой труп», после чего российский командующий разделил войска на две колонны и приготовился к штурму: 1-я колонна под командой генерал-майора Семёна Андреевича Портнягина (1764-1827) (батальон Кавказского полка, батальон Севастопольского полка, 200 драгун), 2-я колонна под командой полковника Павла Михайловича Карягина (1752-1807) (два батальона 17-го полка егерей), в резерве батальон егерей майора Белавина и батальон Севастопольского полка. В 5 часов утра 3 января 1804 года колонна генерала Портнягина скрытно приблизилась к крепостному валу и атаковала брешь в районе Карабахских ворот – защитники яростно защищались, отбили несколько атак, но были вынуждены оставить крепостные стены и отступить в цитадель (в бою убиты майор Кавказского гренадёрского полка Бартенев и драгунский поручик Кейт), из рапорта князя Цицианова: «Накануне сделанная брешь в земляной стене, открыла неприятелю место, где сия колонна пойдет, а потому неприятель оборотил всю свою силу против сего пункта и хотя генерал-майор Портнягин, не через брешь проходил, но сделав штыками жадных ко славе гренадер и драгун, пролом в земляной стене; однако же неприятельское упорное сопротивление остановило полет колонны, два раза отталкивали неприятели лестницы, и два раза солдаты приставляли их с упорнейшим свирепством, презирая неприятеля»). Вместе с тем, колонна полковника Карягина под сильнейшим огнём, градом брёвен и камней, бросилась в атаку со стороны Тифлисских ворот и ворвалась на крепостную стену, солдаты майора Дмитрия Тихоновича Лисаневича (1778-1825) захватили башни Юхари-кале и Кафе-бек, после чего открыли ворота, одновременно рота капитана Дьячкова захватила башню Каджи-хан, обороняемую самим Джавад-ханом – первым в башню ворвался капитан Каловский, который сразил владыку Гянджи, но и сам был изрублен его телохранителями, из рапорта князя Цицианова: «Полковника Карягина колонна, отделяя на фальшивую атаку небольшой отряд, хотя и не должна была приступать к штурму прежде как услышит барабанный бой колонны генерал-майора Портнягина на стенах; но храбрый и поседевший под ружьем полковник Карягин, видя вред причиняемый от неприятеля посредством освящения и метким от того стрелянием, кинулся на лестницы и с победой вступил на стену, где храбрый капитан Сахаров ранен в ногу на вылет. Овладев же башнею и пушками на ней бывшими, отправил по стене майора Лисаневича с батальоном его имени, который, овладев двумя башнями отпер ворота. Здесь при взятии третьей башни, убит капитан Ковалевский». После гибели Джавад-хана и его сына Гусейнгулу-хана остатки гарнизона сдались, в качестве трофеев русским достались 12 орудий, 6 фальконетов, 17 224 пленных, большое число боеприпасов и продовольствия; потери гянджинцев составили около 1 750 человек убитыми, русские потеряли 17 офицеров и 227 нижних чинов убитыми и ранеными. При штурме особо отличились подполковник Грузинского гренадёрского полка Иван Осипович Симонич, майоры Нарвского драгунского полка Власов и фон Фитингоф, капитаны 17-го егерского Дьячков и Терешкевич, штабс-капитаны 17-го егерского Парфёнов и Хрусталёв, а также участвующий в штурме волонтёром князь Эристов-Ксанский. После падения крепости Гянджа переименована в Елисаветполь, Гянджинское ханство упразднено и под названием Елисаветпольского округа присоединено к России. 

Нагрудная медаль «За труды и храбрость при взятии Гянджи», диаметр 33,3 мм, серебро 11,40 гр. Монетный двор Санкт-Петербурга, 1805 год.

Комментариев нет:

Отправить комментарий