среда, 21 января 2015 г.

Старичков Семён Артемьевич (1775-1805)

Старичков Семён Артемьевич (1775-1805) – унтер-офицер Азовского мушкетёрского полка. Родился в 1775 году в Калуге в семье мещанина Артемия Меркуловича Старичкова и его супруги Марфы Васильевны, 29 ноября 1796 года в возрасте 21 года «был отдан обществом в рекруты за некоторые пороки» и определён на службу в Азовский мушкетёрский полк, расположенный в юго-восточных областях России. В 1799 году Азовский полк, переименованный 31 октября 1798 года в мушкетёрский генерал-майора Ребиндера полк, принял под командой графа Александра Васильевича Суворова участие в Итальянском и Швейцарском походах, где Старичков получил боевое крещение, отличившись при осаде Тортоны (Tortona), в штурме Чёртова моста и в боях в Мутенской долине, за что награждён чином унтер-офицера с назначением носить одно из «цветных» батальонных знамён. 3 октября 1799 года полк переименован в мушкетёрский генерал-майора Селехова полк, а 29 марта 1801 года получил своё прежнее название Азовского мушкетёрского, был определён в Брестскую инспекцию и расположен в местечке Лабун Волынской губернии. С началом кампании 1805 года Азовский полк выдвинулся к границам России, присоединился к Подольской армии Михаила Илларионовича Кутузова и вместе с Киевским гренадёрским, 6-м егерским, Павлоградским гусарским полками и артиллерией вошёл в состав авангардной колонны князя Петра Ивановича Багратиона. 4 ноября 1805 года Азовский полк отличился в сражении против превосходящего корпуса маршала Мюрата (Joachim Murat) при Шенграбене (Schongrabern), где дважды оказывался в окружении, но прокладывал себе путь штыками, потеряв около 800 нижних чинов убитыми и пропавшими без вести (15 ноября 1805 года полк за боевые заслуги пожалован Георгиевскими знамёнами). В сражении 20 ноября 1805 года при Аустерлице (Austerlitz) Азовский полк совместно с Галицким, Бутырским, Подольским, Нарвским мушкетёрскими полками и двумя батальонами 7-го егерского полка составил 3-ю колонну генерал-лейтенанта Игнатия Яковлевича Пржибышевского (1755-1810), которая овладела селением Сокольниц, но была окружена наступавшими от Працентских высот войсками маршала Сульта (Jean de Dieu Soult) и после ожесточённого сопротивления рассеяна – в ходе сражения из 7 500 солдат 3-й колонны были убиты или пленены более 5 000 человек, Азовский полк потерял 498 человек (2 штаб-офицера, 16 обер-офицеров, 44 унтер-офицера, 26 музыкантов, 403 рядовых и 7 нестроевых). Семён Старичков получил тяжёлые ранения в бою против французской кавалерии у Сокольница и был захвачен в плен, но сумел сохранить вверенное ему знамя, спрятав его на груди. Раны унтер-офицера оказались смертельными и, предчувствуя приближающуюся гибель, Старичков передал полковую святыню рядовому Бутырского мушкетёрского полка Чуйке, который, в свою очередь, отдал знамя командиру своего полка подполковнику Михаилу Львовичу Трескину (1765-1839), освобождённому 30 ноября 1805 года в процессе обмена пленными. Последний доставил вынесенное из плена знамя в штаб-квартиру действующей армии и передал генерал-майору Дмитрию Максимовичу Есипову (1754-1819), который в рапорте Кутузову от 7 декабря 1805 года писал: «Подполковник Трескин представил ко мне при рапорте знамя, которого полку ему не известно, а получил он его при выезде из Брюнна Бутырского полку роты имени своего от рядового Чуйки, который вручил ему его и объявил, что неизвестно которого полку и кто такой унтер-офицер, бывший в плену, покрытый ранами и чувствуя приближающуюся смерть свою, вручил оному рядовому Чуйке, умоляя его сберечь знамя, за сохранение коего заплатил он жизнью своею. Скоро последовавшая смерть унтер-офицера не допустила его узнать, кто такой унтер-офицер и которому полку принадлежит знамя, который сей верный рядовой принял с благоговением, сохранял при себе тайно, а узнав о размене подполковника Трескина, воспользовался сим случаем доставить его к начальству. Таковой геройский подвиг понудил меня приложить старания открыть имя сего унтер–офицера, который при самой кончине жизни своей помышлял только о том, чтобы сохранить и доставить к начальству вверенное ему знамя в целости, соделать оное в утешение родственников умершего гласным и известным монаршему престолу, но старание мое было до сего времени тщетным». После выяснения обстоятельств спасения знамени, Кутузов 15 января 1806 года рапортовал императору Александру I-му: «Бутырского мушкетерского полка подполковник Трескин, разменянный из плена от французов, представил знамя Азовского мушкетерского полка и притом донес, что получил он его при выезде из Брюнна Бутырского ж полка роты имени его от рядового Чуйки, который, вруча оное, объявил, Азовского мушкетерского полка унтер-офицер Старичков, бывший в плену, покрытый ранами, умирая, отдал оному рядовому сие знамя, умоляя сберечь его, и скоро после сего умер. Рядовой Чуйка, приняв оное с благоговением, сохранил при себе. Сей героический подвиг Старичкова, который при самой кончине жизни своей помышлял только о том, чтоб сохранить и доставить к начальству вверенное ему знамя, понуждает меня донесть о том Вашему Императорскому Величеству». Ознакомившись с документом, император приказал: «Сделать из сего выписку для припечатаний к ведомостям, рядового Чуйку произвесть в унтер-офицеры, а семейство унтер-офицера Старичкова призреть». Полотнище батальонного знамени, спасённое Старичковым, в январе 1806 года было передано в полк, прибито к новому древку и возвратилось в строй – из четырёх «цветных» знамён, потерянных Азовским полком при Аустерлице, ещё два были возвращены в Россию: первое доставил бежавший из плена осенью 1806 года унтер-офицер Замарин, который передал полотнище генерал-лейтенанту графу Петру Кирилловичу Эссену (1772-1844), рапортовавшему «Унтер-офицер сей показывает, что он в сражении 20 ноября прошедшего года, будучи ранен в левую ногу картечью и в левый бок штыком, оставался на поле до самой ночи, а когда, собравшись с силами, приподнялся, то между убитыми нашел с разрубленною в двух местах древкою, без копья и подтока, российское знамя, которое тот час оторвал от древки, зашил к себе в мундирный рукав, за подкладку» (20 декабря 1806 года Замарин «за ранами» был уволен в отставку с производством в подпоручики, мундиром и пенсионом полного жалования); второе знамя («белое» знамя 1-го батальона) было доставлено в 1808 году возвратившимся из плена унтер-офицером Шамовым генерал-майору барону Петру Ивановичу Меллеру-Закомельскому (1755-1823), рапортовавшему «Знамя спасено во время Аустерлицкого сражения подпрапорщиком Грибовским, который, находясь уже во Франции пленным, в городе Дижоне в госпитале умер, а после его хранено было сие знамя барабанщиком Кирилою Добошом, который, быв угрожаем от французов обыском, отдал оное знамя того же полка унтер-офицеру Шамову, а сей с того времени хранил при себе и представил по команде, уже по прибытии в город Люневиль, при формировании временных батальонов» (4 августа 1808 года барабанщик Кирилл Павлович Добош был произведен в унтер-офицеры и награжден 50 рублями, а унтер-офицер Иван Шамов получил чин прапорщика, Высочайшим повелением императора Николая II-го от 21 ноября 1905 года подпрапорщик Грибовский навечно зачислен в списки Азовского полка). Подвиг унтер-офицера Старичкова представлен на картине живописца Полидора Ивановича Бабаева (1813-1870) «Умирающий солдат, передающий сохранённое им знамя товарищу» (1846 год), которая 15 января 1848 года по Высочайшему повелению императора Николая I-го была передана Чесменской военной богадельне близ Санкт-Петербурга, а в настоящее время экспонируется в Рязанском государственном областном художественном музее имени Ивана Петровича Пожалостина. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий