воскресенье, 17 января 2016 г.

Ермолов Александр Петрович (1754-1835)

Ермолов Александр Петрович (1754-1835) – генерал-поручик (генерал-майор Свиты Её Императорского Величества), один из фаворитов императрицы Екатерины II-й. Родился в 1754 году в Сергаче в семье отставного поручика Петра Леонтьевича Ермолова, происходил из дворян, в 1769 году в возрасте 15 лет перебрался в Санкт-Петербург и поступил на военную службу капралом Конной гвардии. После смерти 25 июня 1784 года фаворита императрицы Александра Дмитриевича Ланского (1758-1784) князь Григорий Александрович Потёмкин (1739-1791) вознамерился занять место последнего своим ставленником – его выбор пал на Ермолова, который был определён в штат княжеских адьютантов и поселился «во дворце в отделении Его Светлости». В феврале 1785 года Потёмкин устроил великолепный маскарад и представил своего адьютанта Екатерине, которая пожаловала его во флигель-адьютанты, генерал-майоры и действительные камергеры (из письма императрицы барону фон Гримму (Friedrich Melchior von Grimm) (1723-1807) от 25 апреля 1785 года: «Мой внутренний мир вновь стал спокойным и светлым, потому что благодаря помощи наших друзей мы превозмогли себя. Я имею друга весьма способного и весьма достойного им быть…»). В мае 1785 года состоял в Свите во время посещения Екатериной II-й Вышневолоцкой водной системы, причём по свидетельству французского посланника маркиза де Сегюра (Louis-Philippe de Segur) (1753-1830): «в карете государыни постоянно находились ближняя фрейлина Анна Степановна Протасова и любимец императрицы флигель-адъютант Ермолов». Из книги «Российские фавориты» (Russische gunstlinge) саксонского посланника при Дворе в Санкт-Петербурге Георга фон Гельбига (Georg Adolf Wilhelm von Helbig) ( -1813): «Ермолов имел красивую, внушительную внешность, лицо его отличалось исключительной белизной, только нос был несколько широковат. При дворе его за глаза прозвали «белым арапом» (Lе negre blanc). Он помогал всем, насколько мог, отчасти из своих средств, отчасти своим влиянием, и не отпускал от себя никого, к какому бы состоянию проситель ни принадлежал, без удовлетворения, если был убежден, что он того достоин. Но он при этом не злоупотреблял своим благоволением, так как его богатства были ничто в сравнении с тем, что имели другие избранники. Императрица могла положиться на его рекомендацию, так как он обладал знаниями и имел способность оценивать людей и не покровительствовал недостойным. Он принимал участие в государственных делах, если мог полагать, что его вмешательство поможет добру и помешает злу. Благороднейшею его добродетелью была искренность. Высокая честность и откровенность были основными чертами его характера. Он был очень умен, но не умел и принципиально не желал пускаться на хитрости». Из письма князя Александра Андреевича Безбородко (1747-1799) графу Семёну Романовичу Воронцову (1744-1832) от 8 июля 1785 года: «Господин Ермолов не пожалован вновь еще ничем. Он человек весьма изрядный, благонравный, незаносчивый, разве избалуется, и ко мне весьма вежливый. Он рад искать знакомства и обхождения с людьми серьезными и знающими. Я боюся только, чтоб тихой его нрав, отвращение от резвости и несколько строгое соблюдение декорума, а при том подозреваемая в нем ревность не прекратили фавор его. Публика здешняя, видя, что он себя не слишком вперед выдвигает и не лжет ни на кого, говорит, что он при дворе неловок; но мне кажется, его за сие похвалить должно. Моя ему хвала меньше всех пристрастна, ибо я в нем нужды не имею». Между тем, летом 1786 года Ермолов выступил перед императрицей в защиту последнего крымского хана Шагин-Гирея (Sahin Geray) (1745-1787), который не дождался выплаты компенсации за добровольное отречение и обещанного пенсиона, задержанного генерал-губернатором Тавриды князем Потёмкиным; Екатерина высказала своё неудовольствие князю, который без труда определил виновника и потребовал его удаления от Двора. Решение государыни было очевидным («Надобно держаться за корень, а не за ветки») – 15 июля 1786 года Ермолов получил отставку, на следующее утро покинул дворец и 29 июля получил разрешение отправиться за границу сроком на три года. В Европе был милостиво принят при королевских дворах, хотя и подвергался лёгким насмешкам за то, что «в России в два года, не служа, можно стать из сержанта генерал-майором»; посетил Францию, Италию, Неаполь и Англию, по воспоминаниям генерала от инфантерии графа Евграфа Федотовича Комаровского (1769-1843): «Находившийся тогда в Париже Александр Петрович Ермолов, бывший фаворит императрицы Екатерины, вздумал надеть по случаю королевского парада наш инженерный тогдашний мундир, который тоже был красный с серебром, и голубую польскую ленту, и в таком наряде приехал верхом на то место, где собрано было войско; все приняли его за графа д,Артуа, войска построились и хотели делать разные на сей счет насмешки до того, что Ермолов принужден был уехать». В 1789 году возвратился в Россию и поселился в Москве, в 1800 году навсегда уехал за границу и в 1820 году приобрёл у вдовы маршала Мюрата (Joachim Murat) (1767-1815) Каролины Бонапарт (Maria Nunziata Carolina Buonaparte) (1782-1839) замок Фросдорф (Frohsdorf) в Штирии. За время фавора, длившегося год и четыре месяца, Ермолов получил в подарок два поместья стоимостью 400 000 рублей, 450 000 рублей наличными в виде единовременных выплат, пенсии и жалованья, а также 6 000 крепостных душ. Умер в Вене (Wien) 25 марта 1835 года в возрасте 81 года, похоронен в своём рязанском имении Красное. Награждён орденом Белого Орла (1786 год). С 1790 года был женат на княжне Елизавете Михайловне Голицыной (1768-1833), от которой имел троих сыновей: Пётр (1792- ), Михаил (1794-1850) и Фёдор (1799-1855).

Комментариев нет:

Отправить комментарий