четверг, 5 января 2017 г.

Захват Орла 24-го линейного полка в сражении при Прейсиш-Эйлау (La conquеte de l,Аigle du 24e Regiment d,infanterie de ligne a Eylau).

Захват Орла 24-го линейного полка в сражении при Прейсиш-Эйлау (La conquеte de l,Аigle du 24e Regiment d,infanterie de ligne a Eylau). 8 февраля 1807 года в сражении при Эйлау (Eylau), прибывшие около 9 часов утра на поле битвы войска III-го армейского корпуса маршала Даву (Louis-Nicolas Davout) (1770-1823), немедленно атаковали российские позиции с юга, что вынудило генерала Леонтия Леонтьевича Беннигсена (1745-1826) подтянуть часть резервов для поддержки своего левого фланга. Убедившись, что значительная часть русских резервов сконцентрировалась против корпуса Даву, Император принял решение атаковать неприятельский центр силами VII-го корпуса маршала Ожеро (Charles-Pierre-Franсois Augereau) (1757-1816) - 1-я пехотная дивизия генерала Дежардена (Jacques Desjardin) (1759-1807) и 2-я пехотная дивизия генерала Оделе (Еtienne Heudelet de Bierre) (1770-1857) развернулись южнее кладбища Эйлау и под ураганным огнём русской артиллерии бросились в атаку через покрытую глубоким снегом равнину (первые бригады каждой из дивизий наступали в развёрнутом боевом порядке, а вторые сомкнутыми колоннами позади флангов первых). В этот момент сильнейшая снежная буря практически скрыла поле боя от глаз атакующих – потерявшие направление французские полки отклонилась влево и неожиданно оказалась на расстоянии 300 шагов от центральной русской батареи из 72 орудий, которая открыла по плотным массам пехоты яростный огонь. В течение нескольких минут VII-й корпус потерял 5 200 чинов убитыми и ранеными, получил смертельное ранение генерал Дежарден, выбыли из строя маршал Ожеро и генерал Оделе, 14-й линейный полк (14e Regiment d,infanterie de ligne) полковника Онрио (Jean-Francois Henriod) (1763-1825) из состава 1-й бригады генерала Альбера (Joseph-Jean-Baptiste Albert) (1771-1822) дивизии Дежардена потерял 26 офицеров убитыми, 13 ранеными и более половины нижних чинов, в 24-м линейном полку (24e Regiment d,infanterie de ligne) 2-й бригады генерала Саррю (Jacques-Thomas Sarrut) (1765-1813) дивизии Оделе убиты или ранены 54 офицера, в том числе полковой командир полковник Семелле (Jean-Baptiste-Pierre Semellе) (1773-1839). После этого генерал Беннигсен перешёл в контрнаступление, пытаясь прорвать ослабленный центр Великой Армии (Grande Armee) – на отступающие в беспорядке батальоны VII-го корпуса обрушилась пехота 4-й дивизии генерал-майора Андрея Андреевича Сомова ( -1815) и кавалерия барона Фёдора Карловича фон Корфа (1780-1823). Французская пехота несла жестокие потери, в кровопролитном бою командир 3-го эскадрона Орденского кирасирского полка полковника Карла Ивановича Линденбаума (1778-1824) штабс-ротмистр Сергиенко и кирасир того же эскадрона Ильин захватили Орла 2-го батальона 24-го линейного полка. «Минута была критическая. Наполеон, коего решительность умножалась по мере умножения опасности, приказал Мюрату и Бессьеру с тремя дивизиями д,Опуля, Клейна и Груши и с конною гвардиею ударить на гнавшиеся при криках «ура» войска наши. Движение, необходимое для спасения хоть части сего корпуса, и притом для предупреждения общего с нашей стороны натиска, в случае, если Беннингсен на это отважится. Более шестидесяти эскадронов обскакало справа бежавший корпус и понеслось на нас, махая палашами. Загудело поле, и снег, взрываемый 12 тысячами сплоченных всадников, поднялся и завился из-под них, как вихрь из-под громовой тучи. Блистательный Мюрат в карусельном костюме своем, следуемый многочисленною свитою, горел впереди бури, с саблею наголо, и летел, как на пир, в средину сечи. Пушечный, ружейный огонь и рогатки штыков, подставленных нашею пехотою, не преградили гибельному приливу. Французская кавалерия все смяла, все затоптала, прорвала первую линию армии и в бурном порыве своем достигла до второй линии и резерва, но тут разразился о скалу напор волн ее. Вторая линия и резерв устояли, не поколебавшись, и густым ружейным и батарейным огнем обратили вспять нахлынувшую громаду. Тогда кавалерия эта, в свою очередь преследуемая конницею нашею сквозь строй пехоты первой линии, прежде ею же смятой и затоптанной, а теперь снова уже поднявшейся на ноги и стрелявшей по ней вдогонку, отхлынула даже за черту, которую она занимала в начале дня. Погоня конницы была удальски запальчива и, как говорится, до дна (a fond). Оставленные на этой черте неприятельские батареи были взяты достигшими до них несколькими нашими эскадронами; канониры и у некоторых орудий колеса были изрублены всадниками, но самые орудия остались на месте от неимения передков и упряжей, ускакавших от страха из виду. Два эскадрона гвардейских конных гренадеров, которые составляли хвост уходившей неприятельской кавалерии, были охвачены нашею конницею и положили жизнь между первою и второю линиями, 14-й линейный полк лишился всех офицеров, а в 24-м линейном осталось в живых только пять. Весь корпус Ожеро, три кавалерийские дивизии и конная гвардия представляли лишь одни обломки. Шесть орлов было взято нашими» (Денис Васильевич Давыдов (1784-1839) «Воспоминания о сражении при Прейсиш-Эйлау, 1807 года января 26-го и 27 го»). 
«3-й эскадрон Орденского кирасирского полка в сражении 8 февраля 1807 года при Прейсиш-Эйлау», работа Николая Зубкова, 1997 год

Комментариев нет:

Отправить комментарий