четверг, 16 февраля 2017 г.

Медынь

Медынь – город в Медынском уезде Калужской губернии, расположенный на реке Медынка в 62 километрах западнее Калуги. 13 октября 1812 года здесь произошло сражение между авангардом V-го армейского корпуса князя Понятовского (Jozef Poniatowski) (1763-1813) и казачьими отрядами полковников Григория Дмитриевича Иловайского 9-го (1778-1847) и Василия Андреевича Быхалова 1-го (1756-1815). При отступлении к Малоярославцу, Император, намереваясь достичь Смоленска по неразорённой дороге через Медынь, Юхнов и Ельню, приказал князю Понятовскому провести рекогносцировку на Медынь и Юхнов, вследствие чего 12 октября 1812 года из Вереи выступил авангардный отряд (польские 4-й и 5-й полки конных егерей, 12-й уланский и 15-й пехотный полки; всего 1 200 человек при 5 орудиях) под командой дивизионного генерала графа Лефевра-Денуэтта (Charles Lefebvre-Desnouettes) (1773-1822). В тот же день Матвей Иванович Платов (1753-1818) выслал к Медыни бригаду полковника Иловайского, к которой должен был присоединиться полк Быхалова, возвратившийся из рейда к Колоцкому монастырю. Утром 13 октября поляки выступили из села Кременского на Медынь, потеснив казаков Быхалова, но в полуверсте от Медыни были внезапно атакованы из засады казаками Иловайского – 5-й полк конных егерей (около 200 сабель) был отброшен на собственную артиллерию, лишив её возможности вести огонь, казаки наскоком овладели всеми орудиями и повернули их против поляков, в бою были пленены командир 19-й бригады лёгкой кавалерии бригадный генерал граф Тадеуш Тышкевич (Tadeusz Tyszkiewicz) (1774-1852) и командир 4-го полка конных егерей шеф эскадрона Любовецкий (Lubowiecki). По свидетельству капитана 5-го конно-егерского полка, будущего генерала Генрика Дембинского (Henryk Dembinski) (1791-1864): «Выйдя из леса, мы должны были пересечь широкое пространство, выкорчеванное в той лесистой местности. Через это поле шла окопанная дорога, которая в самой середине, вследствие заболоченности места, представляла собой высокую дамбу. То ли из-за отсутствия опыта, то ли от близорукости, генерал Лефевр-Денуэтт не заметил, что эта дамба разделяет наши силы на две части, и вместо того, чтобы занять только одну сторону плотины, приказал нашему полку идти по правой стороне, остальным частям - по левой стороне, а артиллерии и обозам - по самой дамбе. Вскоре мы прошли болота и уже увидели за холмом башни Медыни, когда со стороны города сопротивление казаков начало усиливаться. На протяжении четверти часа они вели по нам огонь из «янычарок», становящийся всё живее и живее, после чего из-за всех холмов выскочили тучи казаков, которые, по своему обычаю, с криками ударили на нас со всех сторон. Полковник Курнатовский, разделивший полк на две части и двигавшийся в колонне уступами вдоль дамбы, дал команду: «Заходи вправо», так, чтобы мы обратились тылом к плотине, а фронтом - к наступающим на нас казакам. Это движение несколько задержало напор казаков, а два орудийных выстрела, сделанных с дамбы, уже склонили было их к отходу, когда, к нашему несчастью, генерал Лефевр-Денуэтт, желая исправить свою ошибку, прислал Курнатовскому приказ перейти как можно быстрее на левую сторону плотины. Курнатовский дал команду: «По трое направо в тыл», и солдаты, не дожидаясь слова «марш», начали карабкаться на дамбу, чтобы соединиться с остальной частью маленького корпуса. Казаки не упустили момента, чтобы ударить на нас. Солдаты уже почти были на плотине, однако мы, офицеры, бывшие перед фронтом, оказались тогда почти в одиночестве. Мы взобрались на плотину и наткнулись на тросы от передков наших орудий, но тут появилась новая опасность, ибо казаки, атаковавшие лавой, настигли линию наших обозов, и, подаваясь, таким образом, вправо и влево, казачий отряд дошёл до орудий, находившихся за обозными повозками. Артиллеристы же, не успев развернуть орудия, защищали их и себя банниками». Тем временем, на помощь кавалерии подошёл 15-й пехотный полк, который не стал строиться в каре и отразил казаков перекрёсным огнём двух сомкнутых батальонных колонн. Спустя два часа боя генерал Лефевр-Денуэтт дал приказ об отступлении к Кременскому, которое прошло в порядке, несмотря на артиллерийский огонь и попытки казаков атаковать с флангов. В бою при Медыни поляки потеряли 120 человек убитыми, в плен попали генерал, три офицера, военный врач и 70 нижних чинов, был потерян весь обоз и артиллерия. 

«Пленение генерала Тышкевича при Медыни», работа Александра Юрьевича Аверьянова (1950- )

Комментариев нет:

Отправить комментарий