вторник, 23 января 2018 г.

Лукин Дмитрий Александрович (1770-1807)

Лукин Дмитрий Александрович (1770-1807) – российский морской офицер и знаменитый силач. Родился в 1770 году в родовом имении в селе Загудаевка Симбирского уезда Симбирской губернии, происходил из дворян, рано осиротел и в 1783 году перебрался в Санкт-Петербург, где поступил в Морской кадетский корпус, в 1785 году – гардемарин, в 1787 году – мичман, 1 мая 1788 года выпущен из корпуса и направлен на Соламбальскую верфь Архангельска с назначением на борт 74-пушечного линейного корабля «Александр Невский», 5 июля 1788 года в составе эскадры контр-адмирала Иллариона Афанасьевича Повалишина (1739-1799) отплыл из Архангельска и 29 августа присоединился к Копенгагене (Copenhagen) к эскадре вице-адмирала Виллима Петровича Фондезина (Willim von Desin) (1740-1826), принимал участие в боевых действиях русско-шведской войны 1788-1790 годов, на борту 44-пушечного фрегата «Брячислав» отличился в сражениях 23-24 мая при Красной горке и 22 июня 1790 года при Выборге, награждён чином капитан-лейтенанта. 24 июня 1791 года назначен на борт 74-пушечного линейного корабля «Память Евстафия» в составе Балтийского флота, в том же году переведён на Черноморский флот адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова (1745-1817) с назначением командиром почтовой шхуны, курсирующей между Николаевым и Константинополем. В 1793 году возвратился в Кронштадт и в 1795 году крейсировал в составе эскадры адмирала Петра Ивановича Ханыкова (1743-1813) в Северной Атлантике, участвовал в англо-российской экспедиции 1799 года в Северную Голландию, командовал катером «Диспач» при высадке десанта союзников, затем возглавил 64-пушечный линейный корабль «Ретвизан», отличился при спасении двух бртанских кораблей, севших на мель, за что удостоен благодарности адмирала Митчелла (Sir Andrew Mitchell) (1757-1806), 30 августа 1799 года принимал участие в пленении флота Батавской Республики в Гелдере (Helder). В 1801 году – капитан 2-го ранга, командир 84-пушечного линейного корабля «Рафаил», с началом русско-турецкой войны 1806-1812 годов присоединился в Адриатическом море к эскадре вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина (1763-1831), в Афонском морском сражении 19 июня 1807 года совместно с 74-пушечным линкором «Сильный» атаковал 120-пушечный турецкий линейный корабль «Мессудие», флагман капудан-паши Сеида-Али, вынудил его выйти из линии, а затем сковал боем турецкий боевой порядок и был убит ядром в грудь в возрасте 37 лет (тело капитана было разорвано пополам и даже офицерский кортик переломлен, по свидетельству Павла Петровича Тугого-Свиньина (1787-1839): «Сколь ни славна была победа наша над неприятелем, но главную потерю нашу составлял знаменитый капитан 1-го ранга Лукин, убитый в самом пылу сражения ядром в грудь. Отечество лишилось в нем искусного морского офицера, мужеством и храбростию приобретшаго повсюду отличное уважение. Неисповедимы судьбы Всевышнего! Но если, жалея о столь важной потере для Российскаго флота, и позволишь упрекнуть его самого в излишней запальчивости, которая была причиною его смерти, то в то же время признаешься, что Лукин умер на поприще славы смертию, завидною для воина. При атаке неприятеля он, не удовольствовавшись тем, что имел противу себя 100-пушечный корабль, прорезал неприятельскую линию, зашел под корму адмиральскаго корабля, к которому подоспел на помощь ближний фрегат, и около часу действовал в них на оба борта так жарко, что от нас казался он объятым пламенем»). Похоронен в Эгейском море ввиду горы Афон со всеми воинскими почестями - «Наконец настала горестная минута расстаться нам с почтенным нашим капитаном: ужасный жар мог его обезобразить прежде, нежели бы мы могли дойти до какого острова. Тенедос же был занят, и окончание военных дел не скоро предвиделось. Со всеми почестями, должными начальнику корабля, опустили его в воду; под голову его положили большую пуховую подушку, тягости в ногах было мало - и тело его стало вертикально, так что место его головы, впрочем закрытой, осталось на поверхности воды. Вся команда в голос закричала, что «батюшка Дмитрий Александрович и мертвый не хочет нас оставить». Просто сей случай так нас поразил, что мы все плакали, пока намокшая подушка перестала его держать на поверхности воды. Он от нас скрылся навсегда. Мир тебе, почтенный, храбрый начальник! Я всем моим знанием обязан тебе и с самого выхода из корпуса 5 лет служил вместе! Я знал твое доброе благородное сердце и во все время службы моей не был обижен несправедливостью. Тебе много приписывали неправды, твой откровенный характер был для тебя вреден, и твоя богатырская сила ужасала тех, которые тебя не знали. Я, брат, лейтенант Макаров служили все время, и ни один из нас никогда не был оскорблен, даже а в те минуты, когда, в дружеской беседе, он предавался воле своего характера от излишества вина. Он всегда с нами был вежлив, оттого что мы помнили, что он старше нас летами, чином и не могли быть товарищами. Дмитрий Александрович был тульский помещик; остался сиротою с 600 душ и 20 000 денег. Его дядя и опекун мало пекся о его воспитании, отдал его в корпус и, когда оп уже был офицером, приучил его к излишним издержкам и всегда твердил ему, что он богат. Лукин слишком рано получил свободу располагать собою, и, имея живой, откровенный характер, не удерживаемый властью родительской, предался всем страстям жизни и в одну зиму, в Копенгагене, где он зимовал на корабле во время шведской войны, так задолжал, что ему стоило расплатиться половиною имения, которое перешло к его дядюшке. К счастью, он женился на достаточной девушке Фан дер Флит. Она-то сохранила остаток имения для детей, которых он уже имел трех. Он был известен как искусный и смелый морской офицер; за отличие в шведскую войну получил чин. Владея необыкновенною силою, он в Англии заставил народ уважать русских. Город Шернес помнит его богатырскую силу, и он не менее был известен в Англии, как и в России. Кто не знал его проделок силы: он сгибал кочерги в память своего посещения, ломал серебряные рубли на руке, и много других происшествий, которые обыкновенно увеличивались от рассказов, сделали его подобно в древности Илье Муромцу. Он умер завидною смертью, без малейшего страдания и - за отечество. Его память сохранится как отважного и смелого моряка, благородного человека, и если бы он получил лучшее воспитание, то он был бы известен как литератор: я читал его стихи - они написаны от души» (Павел Иванович Панафидин (1784-1869) «Письма морского офицера 1806-1809. Вторая Архипелагская экспедиция»). По свидетельству современников, обладал феноменальной силой - легко удерживал дрожки с впряженным в них рысаком, без натуги поднимал на отвес шканечную пушку со станком в 87 пудов весом, держал по полчаса пудовые ядра в распростертых руках, вдавливал яму посреди серебряного рубля, одним пальцем вбивал гвоздь в корабельную стену; граф Владиимир Александрович Соллогуб (1813-1882): «Лукин был силач легендарный, подвиги его богатырства невероятны»; Александр Яковлевич Булгаков (1781-1863): «Капитан Лукин - престрашный силач... Он ломает талер надвое так, как наш пряник»; Фаддеей Венедиктович Булгарин (1789-1859): «Кто не слыхал о Лукине и его геркулесовой силе?»; Николай Александрович Бестужев (1791-1855): «Помню, с каким жадным любопытством и мы, юная мелкота, пили занимательные рассказы о Лукине». Награждён орденами Святого Георгия 4-го класса (26 ноября 1802 года) («За 18 морских кампаний»), Святой Анны 3-й степени и Святого Владимира 4-й степени. Был женат на Анастасии Ефремовне ван дер Флит (Van der Vliet), от которой имел троих детей: Екатерина, Константин ( -1831) и Николай (1802- ). 
«Афонское сражение 19 июня 1807 года», работа Алексея Петровича Боголюбова (1824-1896), 1853 год, Центральный военно-морской музей Санкт-Петербурга

Комментариев нет:

Отправить комментарий