понедельник, 12 февраля 2018 г.

Гусары Великого герцогства Баденского (Grossherzoglich Badischen Husaren-Regimente).

Гусары Великого герцогства Баденского (Grossherzoglich Badischen Husaren-Regimente). В 1771 году в маркграфстве Баден (Markgrafschaft Baden), образованном в Юго-Западной Германии путём объединения под скипетром маркграфа Карла Фридриха (Karl Friedrich von Baden) (1828-1811) маркграфств Баден (Markgrafschaft Baden) и Баден-Дурлах (Markgrafschaft Baden-Durlach), был сформирован гусарский эскадрон (командир эскадрона ротмистр фон Вальбрюнн (von Wallbrunn), вахмистр (wachtmeister), фурьер (fourier) и 18 гусар), названный гусарами Маркграфа Людвига (Markgraf Ludwig Husaren) и предназначенный для посылок и патрулирования, с 1779 года эскадроном командовал полковник барон фон Фрейштедт (Carl Friedrich Hermann von Freystedt) (1749-1795), в 1805 году 24 гусара составляли эскорт командующего баденским военным контингентом генерал-майора Валентина фон Гарранта (Valentin von Harrant) (1761-1834) в ходе австро-французской кампании. После получения Баденом 12 июля 1806 года статуса Великого герцогства (Grosherzogtum), гусарский эскадрон был развёрнут в полк 4-эскадронного состава по французской модели (в каждом эскадроне две роты по 100 сабель) и под именем Гусарского полка фон Гозау (Husaren Regiment von Geuzau) поступил под команду полковника Филиппа Лароша фон Старкенфельса (Philipp Laroche von Starkenfels) (1770-1842), 1-й, 3-й эскадроны и полковой штаб определены в гарнизон Карлсруе (Karlsruhe), 2-й и 4-й эскадроны - в гарнизон Фрейбурга (Freiburg), в ходе кампании 1806-1807 годов полк участвовал в осадах Данцига (Danzig) и Штральзунда (Stralsund), в 1808 году насчитывал 16 офицеров, 36 унтер-офицеров, 384 нижних чина и 8 трубачей, в ходе Австрийской кампании 1809 года сражался при Форарльберге (Vorarlberg) и Ваграме (Wagram). Баденские гусары пользовались репутацией одного из лучших кавалерийских полков в Европе и номинально числились в составе Императорской гвардии (Garde Imperiale). В Русской кампании 1812 года полк под командой полковника фон Канкрина (Ludwig von Cancrin) (1773-1812) состоял в 31-й бригаде лёгкой кавалерии генерала Фурнье-Сарловеза (Francois Fournier-Sarlovese) (1773-1827) IX-го резервного корпуса маршала Виктора (Claude-Perrin Victor) (1764-1841), занимался охраной коммуникаций, сражался 19 октября при Чашниках, 23 ноября отличился при отражении крупной партии казаков (более 400 сабель), напавших на транспортный конвой у Молодечно, 24 ноября на дороге из Смоленска в Борисов встретил отступающую Великую Армию (Grande Armee), после чего вместе с пехотой баденского контингента состоял в арьергарде и особо отличился в сражении 28 ноября при Березине, где совместно с гессенскими шеволежёрами (Rеgiment des chevau-lеgers lanciers de Hesse) уничтожил колонну русской пехоты, захватив до 500 пленных, а затем предпринял знаменитую «Атаку смерти» (L,attaque de la mort) на русских кирасир, в результате которой практически прекратил своё существование (от двух полков в живых осталось не более 50 человек) - по воспоминаниям генерала Хохберга (Wilhelm Ludwig August von Hochberg) (1792-1859): «Дивизия Жерара, составлявшая наше левое крыло, не имела никакого прикрытия, так как не могла растянуться до соседнего леса, и потому ее позиция была очень опасной; для того чтобы в случае чего поддержать ее сзади, поставили кавалерию, состоявшую теперь только из полка баденских гусар и гессенской легкой кавалерии. Оставшиеся 14 орудий нашей артиллерии расставили на самых удобных местах площадки и до подножия холма растянули линию стрелков. Воспользовавшись этим временем, неприятель вкатил свои многочисленные орудия на противоположные нам холмы и открыл по нам орудийный огонь, который был сейчас же подхвачен всею линией стрелков. В это же время двинулась пехота его левого фланга; прикрываясь соседним лесом, находящимся перед фронтом баденской бригады, и воспользовавшись тем, что мы не могли занять его, они спустились на равнину Студянки и старались пройти к берегу реки. После жестокого боя им удалось смять крайние батальоны нашего правого крыла, воспользовавшись тем, что у батальона легкой пехоты и французского батальона, находящегося под командой генерала Линга, не хватило зарядов. Генерал Линг был ранен в руку. Я кинулся к этому опасному месту, приказав майору Корнели следовать за мной со вторым батальоном моего полка. Я продолжал сражение и продержался здесь до тех пор, пока не подошло подкрепление, и тогда отдал приказ прекратить выстрелы и наступательным движением атаковать неприятеля со штыками в руках. Не сделав ни одного выстрела, мы отбросили русских к лесу и сами заняли его. Пока все это происходило на правом фланге, орудийные выстрелы произвели большие опустошения в левом. По мере того как растягивалась неприятельская линия, их батареи окружили часть позиции и со все увеличивающимся успехом посылали выстрелы на наши отряды, стоявшие против них. Чтобы отодвинуть неприятельскую артиллерию и помешать русским растянуться до Березины, чтобы атаковать и выбить оттуда наше левое крыло, стоявшее под их прицелом, маршал Виктор отдал приказ генералу Дамасу атаковать с бергской бригадой возвышенности, находившиеся перед ним. Встав в две колонны, величиной приблизительно в батальон каждая, бригада спустилась с площадки; для поддержки за ними шел следом полк баденских гусар. Дойдя до равнины, одна из колонн остановилась за оврагом, высокие берега которого прикрывали ее от артиллерийского огня, между тем как другая двинулась дальше через небольшой лес. Линия неприятельских стрелков немедленно удалилась, но зато за несколько сот шагов до выхода из леса наши колонны натолкнулись на русскую пехоту, которая встретила ее сильнейшим залпом. Два раза пытались французы отбросить неприятеля и взойти на возвышенность, но оба раза без всякого успеха и с большим уроном для себя. Генерал Дамас получил царапину в грудь, а генералу Рейтеру оторвало руку. Придя в беспорядок от этой неудачной атаки и теснимые неприятелем, бергские отряды отступили через лес; то же случилось и с колонной, служившей им поддержкой, — она также обратилась в бегство, покинув позицию, которую занимала. В это время моя бригада попала в самую сильную перестрелку. Перестрелка в конце моего правого фланга все продолжалась, и мне приходилось посылать помощь всякий раз этому батальону, когда он оставался без патрон. Капитан Вольдек, командовавший передней ротой моего полка, получил приказ запастись свежими патронами. Он подошел для этого к муниционной повозке, стоявшей позади моей бригады, как вдруг ядро оторвало ему голову, и мы лишились очень храброго офицера. Немного спустя я видел, как одна граната убила лейтенанта Эля и, разрываясь, ранила семь солдат, а другая оторвала ногу капитану Малеру - он прожил только до вечера. Около мостов происходили ужасные сцены. Ядра русских убивали одиноких отдыхающих солдат. Наблюдая за отступлением бергской бригады, я вдруг увидел приближающуюся к нам колонну. Было пасмурно, и я не мог разглядеть, какой это был отряд, но, видя их белые кивера, я принял их за поляков. Вдруг я заметил, что они стреляют в нас; чтобы не допустить ошибки, я двинулся к ним, крича, чтобы они перестали стрелять, и тут только увидел, что это русские. Как можно скорее я бросился к своей бригаде, чтобы встретить неприятеля ружейным залпом, но в этот самый момент маршал приказал начать атаку и двинул вперед наших гусар и гессенскую легкую кавалерию, состоявшую всего только из 350 лошадей. Генерал Фурнье был ранен, и полковник Ларош, приняв командование, бросился на русскую пехоту. После короткого сражения неприятельская колонна была частью разбита, частью захвачена. 500 человек стрелков 34-го полка были взяты в плен. В это время появились русские кирасиры. Полковник Ларош бросился им навстречу и мужественно сразился с ними. Удар саблей рассек ему правую щеку и пуля пробила кивер, он был серьезно ранен и схвачен. Фельдфебелю Шпрингеру удалось вытащить его из самой середины битвы и освободить. Почти весь баденский гусарский полк погиб в этом столь славном для него сражении, и со мной перешли Березину не более пятидесяти лошадей. Храбрая гессенская легкая кавалерия разделила с ними их участь». В 1813 году полк не был восстановлен, а оставшиеся в живых чины определены во 2-й полк лёгких драгун, названный Драгунским полком фон Гозау (Dragoner Regiment von Geuzau), 24 мая 1813 года крестами Почётного Легиона награждёны лейтенант баденских гусар Жан-Фредерик фон Преен (Jean-Frederic von Preen) (1785- ), старший сержант (marechal-des-logis-chef) Жан-Мартин Спрингер (Jean-Martin Springer) (1778- ) и сержант Матье Энгессер (marechal-des-logis) (Mathieu Engesser) (1774- ). Баденские гусары носили чёрный кивер (у 1-й лейб-роты кольбак из чёрного меха) с красно-жёлтой кокардой, жёлтым этишкетом и зелёным плюмажем (у офицеров плюмаж белый с красным, у трубачей красный); доломан зелёный с красным воротником, манжетами и с жёлтыми шнурами (у офицеров с золотыми шнурами, у трубачей доломан красный); ментик зелёный с коричневой меховой оторочкой (у офицеров с белым мехом, у трубачей ментик красный с белым мехом); чакчиры красные с золотыми венгерскими узлами у офицеров и жёлтыми у нижних чинов (с 1807 года – серые брюки с красным лампасом, с 1810 года – зелёные брюки с красным лампасом); ташка зелёная с жёлтым кантом и коронованными инициалами «CF» (у офицеров кант золотой); сапоги чёрные венгерского типа (для парадной формы зелёные) с жёлтым кантом и кистью (у офицера, начиная с майора – золотые шпоры); вальтрап зелёный с жёлтым кантом, короной и коронованной монограмой «CF».

Feodor Dietz (1830-1870) «Die badischen Truppen unter Markgraf Wilhelm decken den Ruckzug der napoleonischen Armee in der Schlacht an der Beresina»


Комментариев нет:

Отправить комментарий