вторник, 20 марта 2018 г.

Коньков 2-й Емельян Антонович (1794-1882)

Коньков 2-й Емельян Антонович (1794-1882) – генерал-лейтенант, младший брат гвардии штабс-ротмистра Венидикта Антоновича Конькова 1-го (1786-1855). Родился в 1794 году в станице Усть-Хоперской Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского в семье есаула Антона Семёновича Конькова (1761- ) и его супруги Марии Ефимовны, с 1811 года служил в лейб-гвардии Казачьем полку, 28 февраля 1812 года из портупей-юнкеров произведён в корнеты. Участвовал в Отечественной войне 1812 года в составе 1-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта графа Фёдора Петровича Уварова (1773-1824) 1-й Западной армии, сражался при Витебске, Смоленске, Заболотье, где ранен и при Бородино, в ходе Заграничных походов 1813-1814 годов отличился в сражениях при Лейпциге (Leipzig), где под командой полковника Ивана Ефремовича Ефремова (1774-1843) участвовал в знаменитой атаке лейб-гвардии Казачьего полка (из брошюры «Атака лейб-казаков в сражении под городом Лейпцигом 1813 года 4 октября», написанной генералом от инфантерии Митрофаном Ильичом Грековым (1842-1915) со слов Емельяна Конькова: «Наполеон рассчитывал под Лейпцигом исправить свое постыдное бегство и дать понять своей армии, что она всё-таки непобедима. Он густыми колоннами пустил свою кавалерию на наши линии. Эта атака была настолько стремительна, что три наших линии были сломаны, затем оставалась еще одно линия, а за ней - наш беззащитный император. У нас трепетали сердца, когда мы следили за этой бешеной атакой. Мы жалели своих солдат, а в особенности боялись за нашего обожаемого Императора, который стоял бледный, следя в подзорную трубку за боем. Вдруг император повернулся и громко произнес: «Казаки, остановите!». Казаки во главе с полковником Ефремовым рысью двинулись вперед, беря пики наперевес. Неожиданным нашим появлением на фланге неприятель настолько был озадачен, что как будто на минуту приостановился и заволновался, как вода в корыте. А мы со страшным, диким гиком уже неслись на него. Вот тут-то и пригодились наши родные пики, которые не раз нас выручали в боях. Мы их так кололи, что за одним другой подыхал. Как погнали мы их, вот тут-то и разгулялась наша дончиха, знай машет направо и налево; командиры наши тоже пошли в чернорабочие и на руку охулки не клали. Собьешь это с какого-нибудь француза каску, испужается он, да и спрячет голову в гриву, голову спрячет, а зад выставит, а на заду лат-то у него нет, вот как ткнешь его пикой, так дончиха-то и проедет сквозь тело по самые плечи. Много мы тогда таким манером пик переломали. Гнали мы латников долго до самой их пехоты, пока по нас не ударили картечью. Тут уж мы скомандовали себе - направо кругом и пустились назад. Никто нас не преследовал. Выбрались мы из-под картечного огня и пошли шагом»), сражался при Фер-Шампенуазе (Fere-Champenoise) и при штурме Парижа (Paris). В 1819 году вышел в отставку с производством в гвардии полковники, состоял членом Войсковой канцелярии, затем старшим членом Войскового правления и окружным генералом 3-го военного округа Войска Донского (на этом посту произведён в генерал-майоры, затем в генерал-лейтенанты). Умер 1 февраля 1882 года в станице Вешенской в возрасте 87 лет. Награждён орденами Святой Анны 3-й степени (19 сентября 1812 года), Святой Анны 2-й степени (1813 год), Святого Владимира 4-й степени с бантом (6 сентября 1812 года), золотой саблей «За храбрость» (1812 год), а также серебряными медалями «В память Отечественной войны 1812 года» и «За взятие Парижа 19 марта 1814 года».

Комментариев нет:

Отправить комментарий