четверг, 29 мая 2014 г.

Лошади Императора (Les chevaux de Napoleon).

Лошади Императора (Les chevaux de Napoleon). По свидетельству историка Фредерика Массона (Louis-Claude-Frederic Masson) (1847-1923): «Наполеон был человеком, который в своей жизни большую часть дорог проделал на спине лошади» (l,Homme qui, en sa vie, a fait le plus de chemin sur le dos d,un cheval), и действительно, более 20 лет своей военной эпопеи в Европе, Африке и России, Наполеон провёл преимущественно верхом в седле. Вместе с тем, имеющий военную профессию артиллериста, он в 1784-1785 годах получил от господина д,Оверня (Monsieur d,Auvergne) несколько достаточно формальных уроков верховой езды в Парижской военной школе (Еcole militaire de Paris) и стал владельцем первой своей офицерской лошади во время осады мятежного Тулона (Toulon) в 1793 году; имя этой лошади не сохранилось, но известно, что она погибла в 1797 году при знаменитом переходе Аркольского моста (Pont d,Arcole), став первой из 18 лошадей, раненых или убитых под своим хозяином до отправления последнего на остров Святой Елены (Saint-Helene). Несмотря на репутацию плохого наездника, Император славился своей выносливостью и был способен длительное время двигаться галопом, оставляя позади офицеров своего штаба и даже всадников эскорта; из воспоминаний шефа эскадрона 7-го гусарского полка (7e Regiment de hussards) Даниеля-Жан-Жака-Виктора Дюпюи (Daniel-Jean-Jacques-Victor Dupuy) (1777-1857) о Польской кампании: «Между 8 и 9 часами вечера неожиданно прибыл Император, он спешился у дома старосты и попросил стакан воды. Затем велел привести лошадь офицера своей гвардии, проворно вскочил в седло и, продолжив путь галопом, в середине ночи явился в Варшаву, причём конные егеря охраны не успели к нему присоединиться». Императорские конюшни (Еcuries Impеriales), которыми с 1804 года вплоть до падения Империи руководил обер-шталмейстер генерал Коленкур (Armand-Augustin-Louis de Caulaincourt, Marquis de Caulaincourt, Comte de Vicence) (1772-1827), располагались в Париже (Paris), Сен-Клу (Saint¬Cloud), Медоне (Meudon), Вирофлэ (Viroflay) и пополнялись лошадьми с Императорских конных заводов (Des haras Imperiaux) Сен-Клу, Нормандии (Normandie), Лимузена (Limousin) и Великого герцогства Берг (Grand duche de Berg), причём Император отдавал предпочтение скакунам арабским (arabes), немецким (allemands), лимузенским (limousins), испанским (espagnols), персидским (persans) и не признавал баварских (bavarois) и бретонских (Bretons), которых считал излишне тяжеловестными. Помимо этого, Наполеон не любил лошадей белой масти, поскольку они служат отличной мишенью на поле битвы, между тем, лошади серой масти не такие яркие и обладают более покладистым характером. Для такого посредственного кавалериста, как их хозяин, лошади проходили специальную подготовку; по свидетельству первого камердинера Императора Наполеона I-го (Premier valet de chambre de l,Empereur) Луи-Констана Вери (Louis-Constant Wairy, dit Constant), известного как «Констан» (1778-1845): «Император садился на лошадь очень неизящно, и я думаю, он никогда бы не чувствовал себя на ней в полной безопасности, если бы в его распоряжение не доставляли только тех лошадей, которые были уже безупречно выезжены; но во избежание худшего принимались все меры предосторожности, и лошади, предназначенные для императора, должны были выдержать жестокое испытание, прежде чем добиться чести носить его на себе. Их тренировали выдерживать, не шелохнувшись, самые различные мучения: удары хлыстом по голове и ушам, барабанный бой и стрельбу из пистолетов, размахивание флагами перед глазами; к их ногам бросали тяжелые предметы, иногда даже овцу или свинью. От лошади требовалось, чтобы в момент самого быстрого галопа Наполеон смог бы на полном скаку неожиданно ее остановить. В распоряжении Его Величества были только выезженные до невероятного совершенства животные». Организация Императорских конюшен, структурированная ещё Первым консулом в 1802 году, предполагала наличие трёх экипажей: экипаж седла (Equipage de selle) – личный экипаж Императора, включающий главного конюшего (Grand Ecuyer), хирурга (chirurgien), забойщика (piqueur), мамелюка (mameluck), трёх конюхов (palefreniers) из числа штабных офицеров ¬ (officiers d,Еtat-¬major), пажей (pages) и слуг (domestiques), способных предоставить монарху всё необходимое; экипаж упряжки (Equipage d,attelage) и экипаж кампании или транспортный (Equipage de campagne ou des transports). С 1808 по 1810 год штат экипажей состоял из 500 лошадей, с 1810 по 1814 год – из 450 лошадей; средний срок службы 4 года, но около 30 лошадей состояли в экипаже более 10 лет; статистика потерь в военные годы – 20 лошадей, во время Русского похода – 69 лошадей. В общей сложности, за период Империи в конюшнях состояло около 6 000 лошадей, служивших лично Императору и его окружению (100-130 лошадей одновременно), транспортирующих кареты и повозки (продуктовые и для кухонных принадлежностей, для бухгалтерии, канцелярии и трёх кузниц – для каждого экипажа использовались четыре или шесть лошадей, ещё 12 держались наготове на смену). По состоянию на 1 января 1805 года служба Императорских конюшен насчитывала 533 человека и по свидетельству того же Констана: «Его Величество ценил хороших конюхов, и поэтому принимались все необходимые меры, чтобы пажи получали самое тщательное обучение при подготовке на должность конюха. Чтобы научиться уверенно и с изяществом садиться на лошадь, им приходилось практиковать такие упражнения, связанные с вольтижировкой, которые были бы годны для выступлений в цирке». Во время военных кампаний Император мог воспользовться любой попавшейся под руку армейской лошадью, но в его личной конюшне состояли 30 лошадей, имеющих ранг «Лошадей Его Величества» (Les chevaux de Sa Majeste) – за период Империи их штат менялся более трёх раз и, таким образом, через конюшню прошли более 100 лашадей, из которых только несколько стали широко известны, благодаря личной привязанности Наполеона или участию в знаменитых сражениях. Первое знакомство генерала Бонапарта с арабской породой произошло в 1798 году в Египте (Egypt), когда шейх Аль-Бакри (Khalil-Al-Bakri) преподнёс в подарок главнокомандующему жеребца чёрной масти и сопровождающего его конюха по имени Рустам (Roustam Raza) (1782-1845). Серый в яблоках араб «Кир» (Cyrus) имел честь нести Императора в сражении при Аустерлице (Austerlitz), также как и «Интендант» (Intendant), который благодаря своему уравновешенному нраву использовался на триумфальных парадах и торжественных церемониях (солдаты Старой гвардии прозвали его «Coco»). Особым расположением Императора пользовался арабский скакун масти чёрный гагат по имени «Wagram», подаренный австрийским императором и занявший место в Императорской конюшне 8 июня 1810 года в возрасте пяти лет (первоначально имел кличку «Mon Cousin», но был переименован в «Ваграма», поскольку маршалы Империи, к которым Император традиционно обращается «Мой кузен», протестовали против такой непроизвольной ассимиляции), говорили, что когда «Ваграм» слышал барабанный бой «Aux champs», свидетельствующий о прибытии хозяина или видел самого Императора, входящего в конюшню, он принимался топать и бить ногой в землю - Наполеон подходил к нему с кусочком сахара, обнимал за шею и говорил: «Вот тебе, мой кузен!». «Ваграм» принимал участие в Русской кампании 1812 года и Саксонской кампании 1813 года, сопровождал хозяина на остров Эльба (Elba), участвовал в событиях «100 дней» и сражении при Ватерлоо (Waterloo), 8 ноября 1821 года передан в конюшни Руле (Roule). Другим любимцем Императора был серый в гречку (почти белый) араб «Визирь» (Vizir), рождённый в 1793 году и подаренный в 1805 году турецким султаном – «Визирь» участвовал в сражении при Эйлау (Eylau) и сопровождал своего хозяина в Русском походе, после второго отречения Императора конь содержался как реликвия бывшим служащим Императорских конюшен господином Шолером (Chaulaire) и умер во Франции 30 июля 1826 года; после смерти «Визиря» таксидермировали и его чучело в 1839 году приобрёл господин Джон Грейвс (John Greaves), передавший его в том же году Обществу Естествознания Манчестера (Manchester); 29 июня 1868 года чучело было возвращено во Францию в Музей Лувра (Musee du Louvre) и в 1870 году помещено в экспозицию Музея Армии (Musee de l,Armee). Светло-серый (по свидетельству современников «по цвету похожий на сюртук Наполеона») арабский жеребец «Маренго» (Marengo) участвовал в сражениях при Аустерлице, Йене (Iena) и Ваграме (Wagram); при Ватерлоо носил Императора с 7 до 10 часов вечера, был ранен в ногу и захвачен английским офицером из свиты герцога Веллингтона (Sir Arthur Wellington), который в качестве ценного трофея увёз коня в Англию; пал в 1832 году в возрасте 37 лет, скелет «Маренго» (Marengo) выставлен в Военном музее (War Museum) в Лондоне (Londres). Серый арабский жеребец «Никель» (Nickel), подаренный Императору в 1805 году турецким султаном; после сражения при Йене нёс своего хозяина во время парада в Берлине (Berlin), когда Император снял шляпу, приветствуя статую Фридриха Великого (Frederic le Grand) у Бранденбургских ворот – этот жест был оценен пруссаками и офицер «Чёрных гусар» Маршнер (Marschner) протянул ему кусок традиционного хлеба с тмином; Император попробовал кушанье и воскликнул: «Ах! Это хорошо для Никеля!! (Ah! C,est bon pour Nickel!), что в немецкой транскрипции прозвучало как «Pumpurnickel» - до сих пор так именуют тминный хлеб, представленный во всех немецких кондитерских. Араб «Али» (Aly), один из любимцев, был захвачен солдатом 18-го драгунского полка (18e Regiment de dragons) в сражении 20 июля 1798 года при Пирамидах (Pyramides) и преподнесён генералу Мену (Jacques-Francois Menou), который в 1801 году привёз жеребца в Европу и подарил Первому консулу - носил Императора в сражениях при Эсслинге (Essling) и Ваграме; в 1810 году на параде в Париже послужил причиной опалы фаворита Полины Бонапарт (Pauline Bonaparte) (1780-1825) капитана 2-го гусарского полка (2e Regiment de hussards) графа Канувиля де Раффто (Armand-Jules-Elisabeth de Canouville de Raffetot) (1785-1812) – кони Императора и капитана столкнулись крупами, Наполеон был взбешён и выкрикнул: «Ваша лошадь слишком молода, а её кровь слишком горяча. Я отправлю вас охладить её!» (Votre cheval est trop jeune, а son sang est trop chaude. Je vous expеdierai refroidir elle!), через несколько дней граф Канувиль был уже на фронте в Испании. Араб «Яфа» (Jafa), рождённый в 1792 году, был захвачен англичанами вечером 18 июня 1815 года на ферме Кайю (Ferme de Caillou), куплен на аукционе в Бельгии господином Грином (Green) и увезён в замок Гласберри-Парк (Glassenbury Park, Kent), где содержался в лучших условиях и умер в 1829 году в возрасте 37 лет. Из других лошадей следует отметить «Красавицу» (La Belle), на которой генерал Бонапарт пересёк перевал Сен-Бернар (Grand Saint-¬Bernard) и сражался 14 июня 1800 года при Маренго (Marengo) – генерал питал к лошади особую привязанность и после окончания второй Итальянской кампании приказал обеспечить ей «отдых по высшему разряду» (repos luxueux), умерла 21 ноября 1811 года в возрасте 20 лет; кобыла «Штирия» (Styrie), много раз принимавшая участие в парадах в Тюильри (Tuilleries) и в 1810 году переведённая в Экипаж упряжки; каштановый испанский жеребец «Гонзальве» (Gonzalve) участвовал в Испанской кампании 1808 года, Русской кампании 1812 года и Французской кампании 1814 года, сопровождал Императора на остров Эльба, вместе с хозяином возвратился во Францию и 8 апреля 1815 года отправлен на заслуженный отдых; серый в яблоках «Таурис» (Tauris), на спине которого Император вошёл 14 сентября 1812 года в Москву, а в ноябре 1812 года пересёк Березину, оставив пределы России; в марте 1815 года «Таурис» выступил героем «Полёта Орла» (Vol de l,Aigle), доставив Императора от бухты Жуан (Golfe¬-Juan) до Парижа (Paris), участвовал в сражении при Ватерлоо (Waterloo), а после второго отречения Императора был передан на попечение господина Монтаро (Montarau), который до конца жизни коня каждое утро прогуливал его вокруг Вандомской колонны (Colonne Vendome), известной как «Колонна Великой Армии» (Сolonne de la Grande Armеe); белый «Бижу» (Bijou), на котором генерал Бонапарт в 1796 году триумфально въехал в Милан (Milan) после победы при Лоди (Lodi); славившийся выносливостью оверньский жеребец «Канталь» (Cantal); гнедой жеребец «Курд» (Cordoue), сопровождающий ссыльного Императора на остров Эльба (Elba); светло-серая кобыла «Дезире» (Desiree), названная в честь Дезире Клари (Desiree Clary) (1777-1860), супруги маршала Бернадотта (Jean-Baptiste-Jules Bernadotte), королевы Швеции и Норвегии. Подаренный принцем Евгением де Богарне (Eugene de Beauharnais) скакун «Королёк» (Roitelet), рождённый от лимузенской кобыли и английского жеребца, славился горячим нравом и на одном из парадов в 1809 году понёс своего хозяина, врезался в ряды пехоты и опрокинул нескольких гренадёр, после чего Император держал его в стороне до 1812 года, когда «Королёк» был включён в состав бригады из 30 лошадей, предназначенных для Русской кампании (при отступлении армии Император вновь приказал привести «Королька» и проделал на нём большую часть пути, поскольку другие лошади плохо держались на засыпанном снегом льду). В сражении 29 апреля 1813 года при Люцене (Lutzen) пушечное ядро пролетело возле самой головы «Королька», опалив его гриву, но жеребец оставался неподвижен, 1 марта 1814 года в сражении при Арси-сюр-Об (Arcis-sur-Aube) конь спас жизнь своего хозяина, приняв на себя взрыв снаряда вражеской гаубицы (благодаря почве размытой снегом и дождём, взрыв не причинил вреда и «Королёк» был отправлен на заслуженный отдых 8 апреля 1815 года). Английский чистокровный жеребец «Геродот» (Herodoh) был конфискован у графа фон Плесса (von Pless) после оккупации Мекленбурга (Meklenbourg) в 1806 году, в Императорских конюшнях получил имя «Нерон» (Neron), участвовал в сражении при Эйлау (Eylau) и в Русском походе, во время Московского пожара частично потерял зрение вследствие попавшей в правый глаз искры, после второй Реставрации был найден маршалом Блюхером (Gebhard-Leberecht von Blucher) в Марселе (Marseille) и возвращён прежнему хозяину. Довольно часто Император преподносил лошадей своей конюшни в качестве подарка: в 1806 году жеребец «Удобный» (Commode) был подарен королю Баварии, а кобылы «Звезда» (Еtoile) и «Эфиопка» (Еthiopienne) – принцессе Баденской; после заключения Тильзитского мирного договора в 1807 года император Александр I-й получил жеребца «Селима» (Sеlim). Перечень всех лошадей Императорской конюшни хранит реестр Императорского дома Национального архива Франции (Le registre de la maison Impеriale des archives Nationales de la France): «Aboukir», «Aly», «Arabella», «Artaxercеs», «Austerlitz», «Babylonien», «Baladiеre», «Belle», «Bouffon», «Calvados», «Cantal», «Cеsar», «Cid», «Clеopаtre», «Coceyre», «Conquеrant», «Cordoue», «Cyrus», «Diomеde», «Distinguе», «Duc», «Edile», «Effendi», «Emule», «Endurant», «Estime», «Еtrangеre», «Euphrate», «Extrеme», «Famillier», «Folаtre», «Frеre», «Georgien», «Gesner», «Gracieux», «Grisou», «Guza», «Hahim», «Harbet», «Hector», «Helavert», «Hеricle», «Iеna», «Jaspе», «Judith», «Louvette», «Lydienne», «Lyre», «Major», «Marengo», «Naiade», «Nankin», «Naturaliste», «Naufragе», «Nausicaa», «Navigateur», «Navire», «Nickel», «Ninon», «Ramier», «Robuste», «Roitelet», «Russe», «Sagonte», «Sahara», «Sеlim», «Sеlim», «Styrie», «Suez», «Sultan», «Tauris», «Timide», «Triomphant», «Vizir», «Wagram». Существуют сотни картин и тысячи гравюр, на которых Император изображён верхом, вместе с тем, аутентичных портретов лошадей Его Величества не так много: в 1813 году российкий художник немецкого происхождения Александр Иванович Зауервейд (Alexander Sauerweid) (1782-1844) по заказу и при финансировании Армана де Коленкура написал портреты 13 из 23 лошадей, имеющих ранг «Лошади Его Величества»: «Curde», «Labrador», «Cyrus», «Cid», «Cordoue», «Sara», «Sagonte», «Epicurien», «Intendant», «Embelli», «Gessner», «Breant» и «Wurtzbourg»; французский живописец Орас Верне (Emile-Jean-Horace Vernet) (1789-1863) изобразил остальных: «Visir», «Gisors», «Lowka», «Favori», «Harbet», «Neron», «Wagram», «Calvados», «Tamerland» и «Hippogriffe»; замечательные портреты «Тамерлана» написал также Теодор Жерико (Jean-Louis-Andre-Theodore Gericault) (1791-1824); в 1801 году барон Гро (Antoine-Jean Gros) (1771-1835) изобразил знаменитого «Marengo»; в музеях Мальмезона и Буа-Про (Musee nationale des chateau de Malmaison et de Bois-Preau) храняться изображения ещё девяти лошадей («Distingue», «Familier», «La Belle», «Aboukir», «Vizir», «Cheich», «Major», «Sahara», «Triomphant»), исполненных в 1806 году художником Пьером Мартине (Pierre Martinet) (1781- ). 
"Distingue", работа Мартине.

"Familier", работа Мартине.

"Aboukir", работа Мартине.

"La Belle", работа Мартине.

"Cheich", работа Мартине.

"Vizir", работа Мартине.

"Major", работа Мартине.

"Sahara", работа Мартине.

"Triomphant", работа Мартине.


"Marengo", работа Гро.
"Tamerland", работа Жерико.

"Tamerland", работа Жерико.
"Marengo" в сражении при Ватерлоо.
Седло Императора, музей Лозанны.

На полотне Феликса Филиппото (Felix Philippoteaux) (1815-1884) «Le gеnеral Bonaparte а la bataille de Rivoli» изображён момент, когда лошадь генерала была ранена и он пересел на коня одного из своих штабных офицеров, а гусар эскорта протягивает генералу шляпу, упавшую при падении. Музей Версаля (Musеe de Versailles).


Комментариев нет:

Отправить комментарий