пятница, 24 марта 2017 г.

Лунин Пётр Михайлович (1746-1822)

Лунин Пётр Михайлович (1746-1822) – генерал-лейтенант (24 ноября 1796 года), младший брат генерал-лейтенанта Александра Михайловича Лунина (1745-1816). Родился в 1746 году в Санкт-Петербурге в семье тайного советника Михаила Киприановича Лунина (1712-1776) и его супруги Анны Ивановны Неплюевой (1730-1781), в 1760 году в возрасте 14 лет поступил на военную службу в лейб-гвардии Измайловский полк, участвовал в русско-турецкой войне 1768-1774 годов, состоял при генерал-фельмаршале Петре Александровиче Румянцеве (1725-1796), отличился в сражении 21 июля 1770 года при Кагуле и при взятии крепости Тульча, в 1771 году – капитан-поручик. Принимал участие в подавлении Пугачёвского восстания 1773-1775 годов, руководил расправой над восставшим населением Верхнеломовского уезда Пензенской губернии, действуя по приказу генерал-аншефа Александра Ильича Бибикова (1729-1774), предписывающему «Требовать зачинщиков, в случае отказа сотого казнить, а остальных пересечь плетьми жесточайшим образом. Разграбленное и расхищенное имущество должно быть немедленно возвращено, а если у кого оно будет найдено впоследствии, тот будет повешен. Во всех бунтовавших сёлах поставить орудия казни: виселицу, колесо и глагол, чтобы эти орудия никем истреблены не были»; 3 сентября 1774 года писал в ставку из села Троицкого о добровольной выдаче крестьянами виновников в убийстве управляющего Андрея Молчанова: «Марка Назарова наперёд истязая ежалими кнутьями, потом отрублена правая рука и повешен; да другова ево сообщника и зачинщика Зиновья Ефимова сечён жестоко плетьми и урезано ухо. Но невзирая на сие всё, выключая дьякона, все крестьяне вместо раскаяния сказывали единогласно, что они веруют в государственного изменника, злодея и самозванца Пугачёва, называя его Петром третьим». В конце 1774 года награждён чином полковника («В 1774 году гвардии капитан Петр Михайлович Лунин на пути из Москвы в Петербург встретился с князем Лобановым, родственником графа Петра Ивановича Панина, посланным от него с известием о взятии Пугачева. На ночлеге в Новгороде Лобанов рассказал о этом Лунину, который в ту же ночь наскоро ускакал в Петербург и прямо явился к князю Потемкину с уведомлением; Потёмкин немедленно доложил об этом императрице, которая была крайне встревожена успехами Пугачева. В ту же минуту Лунину был объявлен чин полковника. Через некоторое время приезжает Лобанов с официальными донесениями. Но, когда Лунин был потребован к ответу за своё усердие, он лишь сказал, что, услышав столь приятное к спокойствию императрицы известие, не мог воздержаться, чтобы не сообщить оного. На что государыня сказала: «Что сделано, того не поворотишь»), в 1780 году – генерал-майор, в 1786 году служил в армии графа Михаила Федотовича Каменского (1739-1809) на линии Киев-Хотин, 5 февраля 1790 года – генерал-поручик, после смерти императрицы Екатерины II-й вышел 24 ноября 1796 года в отставку в чине генерал-лейтенанта. Во время коронации императора Александра I-го в Москве 15 сентября 1801 года состоял в числе 16 генерал-лейтенантов, несущих над монархом балдахин до Успенского собора. Умер в своём имении Желудёво в марте 1822 года в возрасте 76 лет. Награждён орденом Святого Георгия 4-го класса (19 августа 1771 года) («За мужество, оказанное при походе на Тульчу 19 июня 1771 года, взойдением с авангардом на неприятельскую батарею с двух сторон приступом, переколол бывших там турок и взял 4 пушки. Также и за храбрость, которою поощрил подчиненных при занятии ретреншамента и отбитии толпы янычар»). Был женат на Авдотье Семёновне Хвостовой, от которой имел дочь Екатерину (1787-1886). Генерал был большим любителем застолий, чьё гурманство и обжорство доходили до курьезных крайностей, по свидетельству адьютанта генерала Дмитрия Сергеевича Дохтурова (1756-1816) прапорщика Петра Александровича Нащокина (1793-1864): «В 1812 году, в тот самый день, когда русские войс¬ка покидали Москву, уступая ее идущим по пятам французам, Петр Михайлович, верный заведенному обычаю, собирался давать «большой обед» и невозмутимо прохаживался возле своего дома на Никитском бульваре, нагуливая аппетит и не обращая внимания на царившую вокруг суматоху. Тщетно Нащокин пытался втолковать ему, что думать надо не о еде, а о спасении своей жизни. Тот «только пожал плечами и опять пошел себе шагать по бульвару». Нащокин бросился в дом Лунина и объявил дворецкому, занятому сервировкой стола: «Барин твой спятил с ума: ты на него не гляди, а делай то, что я тебе приказываю». И распорядился собирать все ценности и срочно увозить их из Москвы. Сам Лунин покинул город почти последним». По воспоминаниям князя Петра Андреевича Вяземского (1792-1878): «Петр Михайлович слыл большим сумасбродом. Так, однажды в Варшаве, получив приглашение на обед к знакомому Николаю Николаевичу Новосильцеву, Лунин поставил условие, чтобы ему позволили взять с собой друга, которым оказался его повар француз Эме. Тот невозмутимо восседал за столом рядом с Луниным, но когда гвардейский полковник князь Александр Сергеевич Голицын отпустил шутку по поводу французского короля Людовика ХVIII-го, взбешенный Эме назвал офицера «негодяем» и вызвал на дуэль. Хозяину и гостям с трудом удалось их помирить. Потом все потешались над нелепостью «поединка русского князя, русского полковника с французским кухмистером», хотя вначале было не до смеха».

Комментариев нет:

Отправить комментарий